Кого наказали за пожар в хромой лошади

Опубликовано: 23.11.2022

Ленинский районный суд Перми назначил наказания подсудимым по делу о пожаре в клубе «Хромая лошадь» в ночь с 4 на 5 декабря 2009 года, жертвами которого стали 156 человек. Главный обвиняемый по делу Анатоли Зак получил 9 лет и 10 месяцев лишения свободы, а сотрудничавшая со следствием Светлана Ефремова 4 года. Экс-глава Госпожнадзора Пермского края Владимир Мухутдинов отделался штрафом 70 тыс. руб.

Ленинский районный суд признал всех восьмерых подсудимых: Анатолия Зака, Светлану Ефремову, Олега Феткулова, Сергея и Игоря Дербеневых, Владимира Мухутдинова, Дмитрия Росляков и Наталью Прокофьеву виновными в совершении преступлений различной степени тяжести.

Как установил Следственный комитет России, а вслед за ним и суд, фактический совладелец клуба Анатолий Зак, исполнительный директор Светлана Ефремова и арт-директор Олег Феткулов совершили преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности причинения тяжкого вреда здоровью и смерть двух и более лиц группой лиц по предварительному сговору). При этом ранее органами СКР они обвинялись в совершении этого преступления в составе организованной преступной группы. Но суд уточнил, что они объединились не с целью совершения преступлений, а для занятия предпринимательской деятельностью.

В итоге Анатолий Зак был приговорен к наказанию в виде 9 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, Олег Феткулов получил 6 лет тюрьмы, Светлана Евремова — 4 года. В качестве смягчающего обстоятельства при назначении наказания Светлане Ефремовой суд учел ее состояние здоровья, раскаяние в совершении преступления, активное содействие раскрытию и расследованию преступления и поведение после трагедии. Активная помощь следствию зачлась и Олегу Феткулову. Среди прочих обстоятельств было указано наличие малолетнего ребенка, а также помощь пострадавшим. При этом суд не стал применять Олегу Феткулову отсрочку от отбывания наказания до исполнения 14 лет его малолетнему ребенку. Сам господин Феткулов заявил, что ему уже все равно, так как он «очень устал от всего этого». Смягчающие обстоятельства нашлись и у Анатолия Зака. У него также есть малолетние дети и имеются тяжелые заболевания. Кроме того, оказывал помощь пострадавшим сразу после пожара и производил выплаты части из них для осуществления лечения. Кроме того, он имеет ведомственную награду МВД. В качестве отягчающего обстоятельства действий господина Зака была признана активная роль в совершении преступления.

Пиротехник Сергей Дербенев и его сын Игорь признаны виновными в нарушении правил использования пиротехнических изделий. В итоге первый получил пять лет колонии общего режима, его сын — 4 года 10 месяцев. Как и у Анатолия Зака отягчающим обстоятельством в действиях Дербенева-старшего была признана активная роль в совершении преступления. Смягчающим — помощь людям сразу после пожара. Дмитрий Росляков и Наталья Прокопьева были признаны виновными в халатности, повлекшей смерть двух и более лиц при выполнении проверок пожарной безопасности в кафе «Хромая лошадь» и приговорены к 5 и 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. При этом суд отказался предоставить госпоже Прокопьевой отсрочку от отбывания наказания, о чем просило гособвинение. В то же время суд смягчил позицию относительно режима отбывания наказания Дмитрий Рослякова — прокуратура настаивала на том, чтобы тот сидел в колонии общего режима.

Бывший руководитель Госпожнадзора по Пермскому краю Владимир Мухутдинов — единственный подсудимый по делу, который получил наказание, не связанное с лишением свободы. Его признали виновным в двух эпизодах злоупотребления должностными полномочиями и приговорили к штрафу в размере 70 тыс. руб.

В качестве компенсации морального вреда суд постановил солидарно взыскать со всех осужденных, кроме господина Мухутдинова, денежные средства на сумму более 2,5 млрд руб. Так, признанные потерпевшими лица, потерявшие своих близких, получат в качестве компенсации по 1,5 млн руб. В каждом таком случае с Анатолия Зака будет взыскано по 450 тыс. руб., со Светланы Ефремовой 270 тыс. руб., с Олега Феткулова 180 тыс. руб., с Сергея и Игоря Дербеневых по 300 и 150 тыс. руб. соответственно, Дмитрию Рослякову и Наталье Прокопьевой придется заплатить по 75 тыс. руб. Потерпевшие, получившие в результате пожара тяжкий вред здоровью, получат по 1 млн руб., а с наиболее серьезными травмами — по 1,3 млн руб. За травмы средней тяжести суд назначил компенсации по 500 тыс. руб., за получение вреда здоровью небольшой тяжести 200 тыс. руб. Лица, чьи повреждения не повлекли вреда здоровью, должны получить по 50 тыс. руб. При этом, в соответствии с Гражданским кодексом, доли Дмитрия Рослякова и Натальи Прокопьевой, которые на момент совершения преступления являлись должностными лицами МЧС, будут выплачены за счет Минфина РФ. Для обеспечения выплат со стороны остальных осужденных, на их имущество, которое было ранее арестовано судом еще в ходе предварительного следствия, обращено взыскание. При этом из перечня арестованного имущества исключены квартира Сергея Дербенева и дом Светланы Ефремовой, так как они являются их единственным местом для их проживания.

Ранее представители Анатолия Зака и Владимира Мухутдинова говорили, что их устроит только оправдательный приговор, поэтому решение суда первой инстанции будет обжаловано.

«Расследование этого уголовного дела заняло пять месяцев. За это время следствие не просто установило всех, кто в той или иной мере причастен к трагедии, но и приняло все возможные меры к тому, чтобы она не повторилась, потому что люди не должны страдать из-за жажды наживы одних и халатности других», — сказал официальный представитель СКР Владимир Маркин. Он отметил, что в рамках этого дела впервые в следственной практике обвинение в оказании услуг, опасных для жизни и здоровья потребителей, предъявлены фактическим руководителям и собственникам кафе. «Следствие показало, что вся деятельность руководства “Хромой лошади” была направлена только на извлечение прибыли. Не задумываясь об элементарной безопасности посетителей, они оборудовали помещение конструкциями и материалами, которые легко воспламенялись. В погоне за прибылью в помещение пустили более 300 человек, и это при том, что оно рассчитано на 50 посетителей, а эвакуационный выход был всего один», — отметил господин Маркин. По его словам, когда у следствия возник вопрос к контролирующим органам, оказалось, что сотрудник Госпожнадзора закрыл глаза на все нарушения в клубе и незаконно выдал положительное заключение о соблюдении требований пожарной безопасности.

Как фигурантов дела «Хромой лошади» признавали виновными

«Суд считает вину подсудимых установленной», — заявил 30 апреля судья Дмитрий Вяткин, начав оглашение резолютивной части приговора. Читайте подробнее

Корреспондент «Ъ-Пермь» Максим Строгов : «Суд согласился с квалификацией действий подсудимых. Уже и сторона потерпевших, и представители подсудимых говорят, что в любом случае это решение суда будет обжаловано». Читайте подробнее

Как шло оглашение приговора

Было сказано, что Анатолий Зак, Александр Титлянов, арендатор помещения, погибший при пожаре, и Константин Мрыхин, а также Светлана Ефремова и Олег Феткулов в течение нескольких лет оказывали услуги ненадлежащего качества. Для этих целей в «Хромой лошади» была проведена перепланировка помещения клуба, в результате чего были грубо нарушены требования пожарной безопасности. Читайте подробнее

Кого уже приговорили по делу о пожаре в ночном клубе

Ленинский райсуд приговорил одного из совладельцев клуба, Константина Мрыхина, к шести с половиной годам колонии общего режима. Дело Мрыхина рассматривалось в особом порядке, поскольку он полностью признал вину и подал соответствующее ходатайство. Читайте подробнее

Максим Стругов, Пермь; Николай Сергеев; Дмитрий Тихонов

Потерпевшие «Хромой лошади» перед приговором: Смерть за смерть

15 апреля должен быть озвучен приговор по делу о пожаре в клубе «Хромая лошадь». Его ждут пиротехники Игорь и Сергей Дербеневы, владелец клуба Анатолий Зак, арт-директор клуба Олег Феткулов, исполнительный директор клуба Светлана Ефремова, экс-глава пермского Госпожнадзора Владимир Мухутдинов, пожарные инспекторы Дмитрий Росляков и Наталья Прокопьева.

За неделю до оглашения приговора, родственники и друзья погибших на пожаре напомнили суду и Properm.ru , какого наказания они хотят для подсудимых. Вопрос ответственности решили неоднозначно. В виновники трагедии записали и пиротехников, и руководство клуба, и даже экс-мэра Перми Игоря Шубина вместе с экс-губернатором Олегом Чиркуновым. Родственники погибших на пожаре сошлись лишь в недоверии к суду.

Борис Гуляев, на пожаре погиб сын:


Главным виновником произошедшего считаю Владимира Мухутдинова. Имея дружеские отношения с Заком, он мог ему сказать: «Слушай, дорогой Анатолий, убери все нарушения, которые у тебя есть и будем с тобой спокойно жить».

Мухутдинов — главный пожарный, он не смог организовать работу. Это несправедливо. Я считаю, что он должен получить наказание наравне с Заком.

По наказанию Заку соглашусь с гособвинением. Наказание Ефремовой, которая была директором, надо тоже сравнять с Заком. Она выполняла все его функции и знала обо всех нарушениях. Дербеневым будет достаточно того, что предлагает прокурор. Удивляет, что Росляков уже три года как не работал, а ему самый большой срок дают.

Список подсудимых по делу о пожаре в кафе «Хромая лошадь».

Обвиняемый Занимаемая должность Наказание, которое просит гособвинение
Анатолий Зак Владелец клуба 10 лет лишения свободы
Константин Мрыхин Совладелец клуба Осужден на 6,5 лет колонии общего режима
Игорь Дербенев Сотрудник ООО «Пиротехническая компания «Пироцвет» 5 лет лишения свободы
Сергей Дербенев Директор ООО «Пиротехническая компания «Пироцвет» 5 лет лишения свободы
Светлана Ефремова Исполнительный директор клуба 2 года колонии-поселения
Владимир Мухутдинов Бывший главный государственный инспектор Пермского края по пожарному надзору 2 года лишения свободы
Дмитрий Росляков Инспектор государственного пожарного надзора 5 лет колонии-поселения
Олег Феткулов Арт-директор клуба 4,5 года колонии-поселения, с отсрочкой до достижения совершеннолетнего возраста его ребенка
Наталья Прокопьева Инспектор государственного пожарного надзора 4,5 года лишения свободы, с отсрочкой до достижения совершеннолетнего возраста ее ребенка

Лариса Титова, на пожаре погибла дочь, сотрудница кафе:

В Перми завершается один из самых громких судебных процессов за последние несколько лет. На скамье подсудимых восемь человек. Громкое дело ведет судья Дмитрий Вяткин (на фото) .

Нина Идрисова, на пожаре погибла дочь:


В первую очередь виновата администрация «Хромой лошади». Это халатное отношение ко всему, безалаберность, абсолютная бесхозяйственность.

Пожарные, которые не предусмотрели, что в клубе такая пожароопасная обстановка — на потолке солома, деревянные прутья и т.д. Третье — Дербеневы, пиротехники. Нельзя было запускать фейерверк в помещении. Я лично даже бенгальский огонь зажигаю на кухне, чтобы не дай бог искорка куда попала, а здесь такие огромные огни. Они еще говорят, что фейерверки были безопасны! Нет, этого не может быть.

Какое адекватное наказание? У меня погибла единственная дочь. Она пришла туда за 15 минут до пожара. Смерть за смерть. У нас, конечно, нет смертной казни — значит самое высшее наказание. А то, что попросили прокуроры, меня просто шокировало.

Валентин Зубарев, пострадал сам, на пожаре погиб друг:


Собрали очень большое количество людей, но совершенно не побеспокоились о безопасности. Я их попросту назвал поджигателями.

Я даже не ожидал, что такое может произойти. И так много народу — все равно какой-то дискомфорт был. Я помню, когда люди побежали на выход, мы не могли открыть вторую створку двери. Она буквально была заварена. Потом уже ничего не помню. Только в Москве опомнился. А мой приятель был пожарный, он не побежал на выход как все, пытался что-то сделать. Вот и обгорел сильно, и умер в больнице спустя неделю.

Кто виноват? К трагедии привела совокупность факторов. Были бы запасные выходы и средства пожаротушения — меньше людей бы пострадало. Трагедии вообще могло не случиться, не будь фейерверков.

Суду действительно предстоит вынести Соломоново решение. Я в растерянности, я не знаю, кому какое наказание я бы назначил. Я частично согласен с тем наказанием, которое предлагает обвинение. Однако есть люди, которые к делу имеют лишь косвенное отношение, например, Росляков.

Суд по делу о пожаре в ночном клубе « Хромая лошадь » начался еще осенью 2010 года, но неоднократно откладывался из-за состояния здоровья подсудимых. Объем уголовного дела составил более 120 томов.

Марина Прокофьева, погиб сын:


Если отбросить версии об умышленном поджоге и теракте, это просто был пожар. По халатности, легкомыслию всех служб, кто был причастен к работе этого заведения.

Виноваты все. У каждого своя мера вины. Зак виноват в том, что не контролировал условия безопасности в клубе. Непосредственный руководитель — директор Ефремова в первую очередь должна была отвечать за все это. Пожарники должны были закрыть клуб, увидев, что он не соответствует нормам безопасности.

Отдельный разговор — пиротехники! Как можно запускать фейерверк в таком помещении?! Они должны были сто раз убедиться в безопасности, но не сделали этого.

Они все должны отвечать. И отвечать по максимуму! Они загубили 156 молодых красивых людей — будущее России. Мой сын начал заниматься бизнесом, дела пошли в гору, он был на таком подъеме. Остался годовалый ребенок. Сейчас внук задает вопрос: «А как погиб папа? Что там случилось?». А еще сколько таких вопросов будет впереди? Я считаю, что они должны ответить и получить максимальные сроки, хотя сомневаюсь, что суд вынесет адекватное решение.

Николай Баландин, на пожаре погибли дочь и племянница:


Виноваты в основном учредители, три человека: Зак, Титлянов и Мрыхин. Все они виноваты, потому что получали прибыль, особенно Зак, он имел 50% дохода от «Хромой лошади». Кроме того, адвокат Ефремовой и сама Ефремова подтвердили, что ни одно сколько-то значащее решение в клубе без Зака не принималось.

Прокуратура просит слишком мягкое наказание, оно не соответствует действительности. Произошла беспрецедентная трагедия, такого еще не было. Можно было бы указом президента меру наказания увеличить, или максимальную назначить, а сторона обвинения, наоборот, старается ее смягчить. Все коррумпировано, все подкуплены, это мое личное мнение.

Адекватная мера наказания — за каждого погибшего год тюрьмы. В западных странах есть приговоры с отбыванием наказания в тюрьме в 120 лет. Эти сроки кажутся нам нереальными, но почему нет? Вместо этого Заку дают 10 лет. Это не то наказание, которого он заслуживает. И все остальные — особенно Ефремова, Дербенев и пожарный инспектор.

Пожар в ночном клубе « Хромая лошадь » произошел 5 декабря 2009 года. В результате пожара погибло 156 человек, еще 83 человека получили ранения. Потерпевшими признаны более 400 человек.

Иван Чернявин, на пожаре погибла дочь:


Дочь пошла на корпоратив, собралась там отдохнуть. Мы, говорит, на 10 минут заедем в «Хромую лошадь», потом вдруг перестала отвечать на звонки. К утру мы узнали про пожар и нас позвали на опознание.

Виноваты все, кто сидит на скамье подсудимых. В этом деле все друг на друга все сваливают, а мы сидим и не можем понять, кто за что отвечает.

Подсудимые должны ответить морально и материально. Внучку надо воспитывать, она в первый класс пошла, а дочь уже не вернешь. Мы ей два года не говорили, что у нее погибла мать.

Галина Горнова, на пожаре погиб сын:

В деле о пожаре в « Хромой лошади » есть еще один фигурант — Константин Мрыхин, совладелец клуба. После произошедшего он скрывался в Испании, однако летом 2011 года был экстрадирован в Россию. Поскольку процесс по этому делу уже находился в активной стадии, дело Мрыхина вывели в отдельное производство. В мае 2012 года суд приговорил его к 6,5 годам колонии общего режима.

Лариса Лукьянова, на пожаре погиб брат:

Мария Темнорусова, на пожаре погибла дочь:


Они все виноваты, начиная с хозяев и заканчивая пожарными, которые выдавали разрешения на расширение, разрешение замуровать все окна.

Думаю, что здесь не обошлось и без участия руководства, ведь рядом находилось и законодательное собрание, и администрация, и вся власть, которая все это видела. Может кто-то и заставлял делать эти подписи. Я не могу точно сказать, но думаю, что где-то все-таки была коррупция, была своя «мохнатая лапа».

Сомневаюсь, что суд даст адекватную оценку произошедшему. Он постоянно оправдывает, ищет смягчающие обстоятельства. Я этого не понимаю. Какое может быть смягчение? А для нас какое смягчение будет? Столько судеб порушили. Уже больше трех лет прошло, а боль не утихает. И никуда от этого не денешься.

Фото: Алексей ЖУРАВЛЕВ

- Дети наши четвертый год в могиле лежат, но никого из виновных в их гибели строго так и не наказали, - возмущались на оглашении приговора обвиняемым в пожаре в «Хромой лошади» родственники погибших.

Во вторник, 30 апреля, в самом большом зале Ленинского суда Перми не протолкнуться - послушать приговор пришли десятки журналистов, пострадавшие, родственники погибших и близкие обвиняемых.

- Как я без тебя, - прижималась в коридоре к обвиняемому пиротехнику Игорю Дербеневу его супруга. В сторонке стояла его дочь.

Обвиняемые пришли в суд с сумками, многие надели спортивную одежду или ту, что похуже.

- Мы надеялись, что приговор будут оглашать дольше, и майские праздники еще дома встретим, - расстраивались обвиняемые.

5 декабря 2009 года популярное заведение Перми отмечало свое 8-летие, в клуб пришло более 300 посетителей. В полночь запустили фейерверк, горящая частица попала в потолок, начался пожар. Погибли 156 человек.

На скамье подсудимых оказались 8 человек - менеджеры клуба, пиротехники, пожарные инспекторы. Суд шел два с половиной года, сторона гособвинения требовала для подсудимых 38 лет колонии на восьмерых.

В итоге они получили 38 лет, 8 месяцев.

Самый большой срок у хозяина заведения Анатолия Зака - 9 лет 10 месяцев колонии общего режима.

Исполнительный директор «Лошади» Светлана Ефремова получила 4 года колонии общего режима, арт-директор Олег Феткулов - 6 лет.

Пиротехника Сергея Дербенева осудили на 5 лет, его сына Игоря на 4 года 10 месяцев. Все - в колонии общего режима.

Пожарный инспектор Дмитрий Росляков - 5 лет колонии-поселения, хотя прокуратура просила для него срок в колонии общего режима. Его коллега Наталья Прокопьева - 4 года в колонии-поселения.

Бывший глава Госпожнадзора Прикамья Владимир Мухутдинов должен выплатить 70 тысяч рублей штрафа.

Анатолий Зак не признает своей вины.

Фото: Алексей ЖУРАВЛЕВ

Оглашая приговор, судья Дмитрий Вяткин пояснил, что при назначении наказания будут учтены смягчающие обстоятельства - это несовершеннолетние дети подсудимых, сотрудничество со следствием, плохое здоровье. Дербенев-старший помогал выносить пострадавших, его сын Игорь тушил пожар, у Мухутдинова - награды за безупречную службу в МЧС.

При этом судья отменил отсрочки наказания, которые могли получить Прокопьева и Феткулов, пока их детям не исполнится 14 лет.

НИ ОДИН ЧИНОВНИК ТАК И НЕ НАКАЗАН

Сразу после трагедии много говорили о том, что наказание должны были понести и чиновники, под носом которых работал этот клуб-призрак.

Хозяева нарушали здесь все мыслимые законы - сделали незаконную перепланировку, наглухо забаррикадировав окна, торговали алкоголем без лицензии, не оформляли трудовые договоры с персоналом, внаглую вели двойную бухгалтерию.

По статье «Превышение должностных полномочий» ему грозило до семи лет тюрьмы, однако позднее часть обвинений с него сняли - истекли сроки давности.Но теперь уже бывший глава Госпожнадзора Прикамья Владимир Мухутдинов - единственный чиновник, который сел на скамью подсудимых.

Более того, суд не нашел причинно-следственной связи между преступлением Мухутдинова и гибелью людей, и освободил его от возмещения морального вреда потерпевшим.

Владимир Мухутдинов - единственный чиновник, который сел на скамью подсудимых.

Фото: Алексей ЖУРАВЛЕВ

КАКИЕ СУММЫ ПОЛУЧАТ ПОТЕРПЕВШИЕ

Судья уточнил, что вопрос о компенсации морального вреда решался в долевом порядке между всеми обвиняемыми, кроме Мухутдинова. Потерпевшие заявляли многомиллионные иски - 5 миллионов рублей, 10, 25.

По решению суда все потерпевшие, у которых на пожаре погиб близкий человек, получат по полтора миллиона рублей.

По 450 тысяч рублей каждому из них должен выплатить Зак, 270 - Ефремова, 180 - Феткулов, 300 - Сергей Дербенев, 150 - Игорь Дербенев, по 75 тысяч - с Прокопьевой и Рослякова.

Пострадавшие в клубе должны получить по одному миллиону рублей, из которых Зак выплатит по 300 тысяч рублей, Ефремова - 180 тысяч, Феткулов - 120, Сергей Дербенев - 100, остальная сумма поделена между Дербеневым-младшим и пожарными инспекторами.

Несколько человек, у которых самые сильные травмы, - это, например, Ирина Банникова и Ирина Пекарская, - получат немного больше.

Судья сообщил, что за время судебного процесса Ефремова помогала своей бывшей подчиненной материально (Ирина Банникова работала в клубе барменом), поэтому семье девушки осталось получить: 390 тысяч рублей от Зака, 156 - от Феткулова, 260 - от Дербенева-старшего, 130 - от Дербенева-младшего и по 65 тысяч от Прокопьевой и Рослякова.

- Что такое 390 тысяч от Зака, - возмущалась мама Ирины Тамара Оборина. - На эти деньги дочку на ноги мне не поднять, да получим ли мы их - большой вопрос. Сейчас пришел вызов из института речи в Красноярске, но ехать туда совершенно не на что.

В итоге общая сумма исков составила около двух миллиардов рублей.

- Никогда мы эти деньги не увидим, - переговаривались между собой потерпевшие. - Наташе Безе, у которой дочка умерла, а другая получила травмы, - от Мрыхина (коммерческий директор «Лошади», который уже отбывает наказание. - Ред.) всего около 400 рублей пришло.

ЧЕМУ НАУЧИЛА ЭТА ТРАГЕДИЯ

Считалось, что в этом пафосном клубе собирались только богатая молодежь, бизнесмены и высокопоставленные чиновники. Да, здесь часто можно было увидеть известные в Перми лица. Многие из них пользовались особыми привилегиями, обладали золотыми vip-картами и входили в список «жителей клуба». Фамилии в этом списке персонал знал назубок. Особых клиентов пускали бесплатно, сажали за лучшие столики и давали скидку 10 процентов на меню.

Всего в списке 84 фамилии. Среди них и сам Мухутдинов.

Но в ту злополучную ночь на широко разрекламированную вечеринку собрался самый разный народ. Многие отмечали здесь свой день рождения, одна девушка пригласила подружек на девичник перед свадьбой.

Среди погибших - 24-летняя Настя Лесникова. Она - сирота - работала продавцом, копила на учебу в институте и мечтала встретить настоящую любовь. Услышала по радио, что в «Лошади» праздник по случаю 8-летия клуба, и пошла. Ее хоронили в свадебном платье.

Трагедию в Кемерово сравнивают с пожаром в пермском клубе «Хромая лошадь» в декабре 2009 года. В Кемерово, по официальным данным, погибло 64 человека. В Перми – 156. Там причиной возгорания стал фейерверк в зале с низким потолком из ивовых веток и пенопласта. Кого осудили за пожар в «Хромой лошади» и какие компенсации получили потерпевшие?

Основным виновником трагедии в Перми считался владелец клуба Александр Титлянов, но он сам пострадал на пожаре и умер через день. Тогда правоохранители определили на место главного фигуранта Анатолия Зака – инвестора клуба и местного олигарха. Был еще третий совладелец заведения – Константин Мрыхин: он убежал в Испанию, но был выдан испанскими властями.

Анатолий Зак перекладывал вину на директора клуба Светлану Ефремову: именно ее подпись стоит на всех документах, подтверждающих ответственность за соблюдение противопожарных инструкций. Но она пришла руководить уже построенным заведением, и из чего сделан потолок, как уверяла, не знала. В суде Анатолий Зак получил самый большой срок – почти 10 лет колонии, Константин Мрыхин – 6,5 лет, а Светлана Ефремова – 4 года.

Арт-директор Феткулов (это он придумал оформить потолок ивовыми прутьями и пригласил пиротехников) получил шесть лет. Пиротехники и инспекторы пожарного надзора, не заметившие, что потолок пожароопасен, – по 4-5 лет.

Спустя восемь лет после трагедии все, кроме Анатолия Зака, уже на свободе.

По мнению Зака, всю вину переложили на него, так как именно у него были активы, которыми можно было поживиться. Впрочем, сам он начал выводить свои активы из дела в первый же месяц после трагедии – для начала развелся с женой. Хлопотать о разводе он начал в первый день после ареста и спустя три дня после пожара.

Адвокатом Анатолия Зака в первые месяцы после ареста был московский юрист Сергей Дубинский, который впоследствии переквалифицировался в следователи и даже вел дело против директора аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика. Того обвиняли в непредотвращении теракта в 2011 году. В 2016 году Каменщик был оправдан.

Впрочем, у олигарха-сидельца, помимо российского, существует еще имущество в Испании. Примечательно, что

Сотрудники клуба «Хромая лошадь» утверждали, что дружба Анатолия Зака с местными правоохранителями (бизнесмен, например, имел ведомственную награду ГУВД за организацию благотворительного фонда для детей сотрудников) помогала клубу избегать дотошных проверок. Двое друзей в погонах – бывший сотрудник ФСБ Садилов и бывший замначальника ГУВД края Лобов – являлись деловыми партнерами Анатолия Зака, и в юридических лицах, владеющих самым крупным активом – ТК «Чкаловский» – им принадлежало по 10 процентов долей (40% были у Зака, 20% – у его ближайшего партнера Евгения Бермана). Прочие активы Зака – это 28 магазинов стройматериалов, жилой дом, квартиры для сдачи внаем, торговый комплекс «Евразия» и еще полтора десятка торговых площадей.

По суду потерпевшие, потерявшие своих родственников, получали в качестве компенсации по полтора миллиона рублей, причем, 450 тысяч рублей должен был выплатить Зак, 270 тысяч – Ефремова, 180 – Феткулов, 450 тысяч –пиротехники (отец и сын), и по 75 тысяч – пожарные инспекторы, но за них долг выплатил бюджет.

Потерпевшие, получившие тяжкий вред здоровью, получали по миллиону или, в исключительных случаях – 1,3 миллиона.

В полмиллиона были оценены травмы средней тяжести, в 200 тысяч – легкие повреждения. Те, кому удалось избежать госпитализации, могли рассчитывать на 50 тысяч.

В итоге долг Анатолия Зака всем потерпевшим составлял около 150 миллионов рублей. Перед разводом имущество Зака было оценено в 211 миллионов (сам он называл другую сумму – 650 миллионов рублей). Служба судебных приставов реализовала активы за 141 миллион – ровно настолько, чтобы хватило на выплаты пострадавшим, хотя 10 миллионов Зак все равно остался должен.

Анатолий Зак уверял, что его бизнес хотят прибрать к рукам оставшиеся на свободе партнеры. Партнеры, в свою очередь, уверяли, что все ликвидные активы Зак успел перевести на мать и жену, а выплату денег по исполнительным листам приставов пытается повесить на них.

Свои выплаты потерпевшие начали получать через два года после пожара – в 2011 году, но полностью получат еще нескоро: имущество Зака выставили на торги только в 2015 году.

Средства от других осужденных по делу потерпевшим поступают, но небольшие. К примеру, один пиротехник не может устроиться на работу, поэтому ничего не платит. А у другого пиротехника приставы отписали и реализовали автомобиль, а остальные деньги взыскиваются с пенсии. С учетом количества потерпевших, каждому в месяц достается рублей по двадцать.

Тем временем в арбитражном суде несколько лет шли процессы вокруг неарестованных долей в бизнесе Анатолия Зака. Партнеры утверждали, что к ним подсылают «чеченцев» и вынуждают продать их доли за полцены. Кроме того, на основного партнера – Евгения Бермана – завели уголовное дело, но впоследствии прекратили. За всем этим, уверены партнеры, стоят не правоохранители, а сам олигарх Зак, который не растерял своих связей, даже находясь в заключении.

Исходя из этого опыта понятны две вещи: подсудимых в деле о нынешней трагедии в Кемерово будет много. Но компенсаций пострадавшим придется ждать долго.

А чиновников массово отправят в отставку – в Перми после пожара уволили 14 человек, но не самого высокого уровня.

Вспоминаем, за что и какие сроки получили осужденные по делу о страшном пожаре

Как только закончилось выступление танцоров, включили холодные фонтаны. На фото — несколько минут до пожара

Как только закончилось выступление танцоров, включили холодные фонтаны. На фото — несколько минут до пожара

Фото: Сергей Уразов

Этот суд длился около трех лет. Объем уголовного дела составил 139 томов. Приговор читали стоя в течение двух недель. Более 400 пострадавших. 156 погибших. 9 осужденных. Мы вспомнили, как шел процесс, а гособвинитель Вадим Казаринов рассказал, какие нарушения игнорировали руководители ночного заведения многие годы, какие устроили перепланировки, чтобы расширить площадь клуба, где именно и почему возник очаг пожара, согласно официальным экспертизам.

Вадим Казаринов был одним из гособвинителей в самом громком судебном процессе в Перми по поручению Генеральной прокуратуры России. Следствие длилось год. По каждому потерпевшему проводили отдельную судмедэкспертизу, назначили пожарно-техническую экспертизу, провели обыски, выемки документов клуба.

Вадим Казаринов был гособвинителем по делу пожара в «Хромой лошади»

Фото: Тимофей Калмаков

Согласно судмедэкспертизе, смерть большинства людей наступила в результате отравления продуктами горения. Только некоторые пострадавшие погибли из-за термических ожогов. Казаринов признается: судебный процесс был морально тяжелым — из-за большого числа жертв, даже при терактах обычно бывает меньше. Виновными признали девять фигурантов — всех, кому предъявили обвинение.

В основу обвинения легли признательные показания исполнительного директора «Хромой лошади» Светланы Ефремовой. Также в больнице успел дать показания один из совладельцев клуба, сильно обгоревший на пожаре Александр Титлянов. Через два дня он умер.

Анатолий Зак — осужден на девять лет и десять месяцев

Самый большой срок получил соучредитель «Хромой лошади» Анатолий Зак — девять лет и десять месяцев колонии общего режима. Фактически это максимум по предъявленной ему статье «Оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности, повлекшее смерть двух и более лиц».

На суде Анатолий Зак возложил всю вину на директора «Хромой лошади» Светлану Ефремову. Он же, по его словам, клубом не управлял, являясь только его инвестором.

— Ефремова пошла на сделку со следствием. Все ее показания — ложь. Следствие выбрало тактику: спасти Ефремову, топить Зака. Например, первый протокол допроса Ефремовой. Она тогда дала честные ответы. «Хромая лошадь» представляла собой ООО «Пышка» и ИП Дробышевская, что обеспечило щадящий налоговый режим. Арендатором помещения и одновременно хозяином заведения являлся Александр Титлянов. По словам Ефремовой, она подчинялась только ему, от меня приказов не получала. Организовать работу клуба Ефремовой предложил ее бывший однокурсник Титлянов, который возложил на нее функции директора. Она совместила работу учредителя и директора клуба, — говорил Зак в последнем слове.

Совладелец «Хромой лошади» не признал вину и обжаловал свой приговор

Фото: Вероника Свизева

Вадим Казаринов вспоминает эти показания: действительно, Зак говорил, что юридически не имел никакого отношения к клубу. Однако, как установило следствие по бухгалтерской документации, именно у Зака была основная доля от прибыли.

Константин Мрыхин — пошел на сделку со следствием

Второго соучредителя клуба Константина Мрыхина судили в особом порядке по той же статье «Оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности, повлекшее смерть двух и более лиц». Ранее Мрыхин пытался скрыться от следствия, бросив пострадавшую на пожаре в клубе жену. Интерпол объявил его в международный розыск, в 2010 году его экстрадировали из Испании.

Мрыхин согласился сотрудничать со следствием, признал вину. Суд провели в особом порядке, без опроса свидетелей и потерпевших. Суд приговорил Мрыхина к 6,5 года колонии общего режима. После оглашения приговора часть пострадавших покинули зал суда в знак протеста.

Дербеневы, Феткулов, Ефремова — от четырех до шести лет колонии

На восьмилетие «Хромой лошади» главным сюрпризом для гостей решили сделать запуск так называемых холодных фейерверков. Директор фирмы «Пироцвет» Сергей Дербенев руководил монтажом пиротехники у сцены клуба, но во время праздника его не было, он отправил запустить пиротехнические фонтаны своего сына Игоря. Дербеневу-старшему за нарушения правил использования пиротехнических изделий, которые и привели к пожару в клубе, назначили реальный срок в виде пяти лет колонии, его сыну — четыре года и десять месяцев колонии. Дербенев-младший получил ожоги, когда пытался спастись из горящего клуба.

Так выглядел клуб после пожара

Фото: Андрей Колчин

Так, на суде Игорь Дербенев снял одежду и показал свою спину с обширными ожогами. Пиротехник говорил, что у него 45 процентов ожогов тела и он нуждается в лечении.

Его отец Сергей Дербенев неоднократно давал интервью. По его словам, причиной пожара стала не пиротехника, а аварийный режим работы электросети. Адвокат пиротехника на суде говорил, что Дербенева сделали очередным стрелочником, а следственный эксперимент провели некачественно. Дербенева-младшего выпустили из колонии по амнистии, однако отцу сначала было отказано в амнистии. В знак протеста пиротехник в колонии устроил двухнедельную голодовку.

Арт-директор клуба Олег Феткулов, чьей идеей было организовать холодный фейерверк, получил шесть лет колонии. У него на пожаре погибла супруга Евгения, которая в тот вечер выступала на сцене.

Исполнительный директор «Хромой лошади» Светлана Ефремова получила четыре года колонии.

Глава Госпожнадзора — штраф, который отменили

Экс-главу Госпожнадзора Пермского края Владимира Мухутдинова суд признал виновным в превышении должностных полномочий. Ему назначили штраф в 70 тысяч рублей. Но в связи с истечением срока давности штраф отменили.

— Были разговоры, что Мухутдинову удалось избежать ответственности. Хочу сказать, что это не так. Суд доказал его виновность как должностного лица, — комментирует Вадим Казаринов. — Кроме того, ему назначили дополнительное наказание — запрет занимать государственные должности на определенный срок.

В краевой филармонии в ночь пожара развернули оперативный штаб: здесь размещали информацию о пострадавших, оказывали помощь родственникам, работали психологи

Фото: архив 59.RU

«Нарушения были серьезные, а клуб продолжал работать»

Пожарные инспекторы Дмитрий Росляков и Наталья Прокопьева, ранее проверявшие «Хромую лошадь», по статье «Халатность» получили пять и четыре года колонии-поселения соответственно. Суд учел, что у инспекторов были смягчающие обстоятельства: на иждивении маленькие дети, проблемы со здоровьем. Прокопьева во время судебного процесса была беременна.

— Росляков установил нарушения пожарной безопасности еще в 2007 году, когда проверял клуб, — говорит Вадим Казаринов. — В 2009 году нарушения по пожарной безопасности выявила Рослякова. Но «Хромая лошадь» работала. Их вина заключалась в том, что они выявили нарушения не в полном объеме, а их, как выявило следствие, там было много, и они были грубыми. Если говорить о самых серьезных: во-первых, заведение было рассчитано на 50 посадочных мест, но в клуб приходило в пять раз больше посетителей. Во-вторых, фактически там функционировал один выход и то с нареканиями, а служебный был больше похож на заваленную хламом подсобку. Пострадавшие о нем и знать не знали! Кроме прочего, у основного выхода одна из створок двери была закрыта, что отрезало дополнительно путь на улицу. Все это привело к трагедии.

Как говорит собеседник, в «Хромой лошади» дважды и оба раза незаконно проводилась перепланировка, чтобы увеличить площадь клуба. После пожара генпрокурор России доложил президенту, что ранее здание клуба принадлежало Минобороны РФ, а в 2001 году помещение передали в аренду «Хромой лошади». Перепланировавший его тогда и увеличивший площадь помещения на 23,4 квадратного метра еще один совладелец, Александр Титлянов, в ночь пожара был в клубе и тоже погиб. В 2004–2006 годах провели вторую перепланировку — тогда решили избавиться от окон-витрин и замуровали их, оставив очень маленькие проемы. Пермская квартирно-эксплуатационная часть (КЭЧ) Минобороны России знала обо всех этих нарушениях, но проигнорировала незаконные действия владельцев заведения. К ответственности сотрудников КЭЧ не привлекли.

Бывший гособвинитель объясняет, почему суд был таким длительным — процесс шел 2,5 года.

— Это, в частности, связано с заболеваниями Зака. Суд прерывали, переносили. Кроме того, суд рассмотрел более 400 гражданских исков, — говорит Вадим Казаринов. — Все эти иски суд удовлетворил.

Рядом со сгоревшим клубом открыли памятник жертвам пожара в «Хромой лошади»

Читайте также: