Как пасут овец в новой зеландии

Опубликовано: 24.05.2024

Широко известно, что овцеводствои, соответственно, производство шерсти– одна из главных отраслей специализации Австралии и Новой Зеландии. Ее развитие теснейшим образом связано со всем ходом колонизации обеих этих стран.

Аборигены Австралии не знали животноводства. Английские же переселенцы, напротив, были хорошо с ним знакомы. Ко времени колонизации пятого континента в Англии уже начались огораживания, которые привели к тому, что «овцы съели людей» и крестьянство, как таковое, фактически исчезло. Когда в XVIII в. в Австралию были завезены овцы из Южной Африки, они быстро прижились здесь. К тому же природные условия Австралии оказались на редкость благоприятными для овцеводства. Уже к началу XX в. Австралия по поголовью овец (более 70 млн голов) обогнала не только Великобританию, но и США, и Южную Африку, сравнявшись по этому показателю с Аргентиной.

В XX в. рост поголовья овец продолжался. Правда, происходил он с большими колебаниями. Случалось, что в результате жестоких многолетних засух, пожаров, наводнений, ураганов это поголовье за короткий срок сокращалось на десятки миллионов голов. Надо иметь в виду также «конкуренцию» со стороны кроликов, которые были привезены сюда еще на одном из кораблей «Первого флота». Их быстрое размножение привело к тому, что к началу 30-х гг. XX в. общая численность этих животных приблизилась к миллиарду! По подсчетам ученых, кролики съедали корм, которого могло бы хватить на сто, если не больше, миллионов овец. И только после Второй мировой войны, когда для борьбы с ними стали применять вирусное заболевание миксоматозис, эта угроза отпала.

На протяжении всего XX в. по поголовью овец Австралия занимала фактически внеконкурентное первое место в мире. В 1990 г. их поголовье достигло 170 млн. Нетрудно рассчитать, что на душу населения при этом приходилось в среднем восемь-девять овец. Однако в начале XXI в. поголовье уменьшилось до 110 млн голов, и это позволило Китаю обогнать Австралию (см. рисунок 98 в книге I). Добавим к этому, что Австралия занимает первое место в мире по производству и экспорту шерсти, которая к тому же отличается особенно высоким качеством (70 % всего поголовья овец составляют австралийские мериносы). Ей принадлежит также первое место по производству баранины и ягнятины. Словом, овцеводство – типичная отрасль международной специализации Австралии, которая во многом определяет «лицо» этой страны в мировом хозяйстве. Да, собственно, и вообще «лицо» Австралии, где овцеводческий ландшафт является едва ли не самым главным.

Основные районы овцеводствав Австралии показаны на рисунке 247. Как нетрудно заметить, они охватывают территорию восточной, наиболее обжитой, части страны и в несколько уменьшенном виде как бы «дублируются» в ее западной части. В зависимости от характера специализации можно выделить три типа таких районов.

Для районов первого типа характерна специализация на интенсивном пастбищном животноводстве мясо-шерстного направления. Они сформировались на освоенных еще в начале XIX в. приморских низменностях Юго-Востока и Юго-Запада, где годовое количество осадков превышает 500 мм. В течение всего XIX в. эти районы развивались как чисто овцеводческие, ориентированные на экспорт шерсти и мяса через Сидней, Мельбурн, Перт и другие морские порты. Но такой экстенсивный характер использования территории в конечном счете привел к ухудшению угодий и сокращению поголовья овец. Вот почему уже в XX в. этот тип хозяйства был трансформирован в более интенсивный – с посевами кормовых культур и откормом ягнят и овец на мясо. Кроме того, в наши дни разведение овец здесь обычно сочетается с разведением крупного рогатого скота (соответственно 30 и 25 % всего их поголовья в Австралии). А размеры отдельных ферм по местным масштабам относительно невелики.


Рис. 247. Овцеводство в Австралии (по Т.К. Власовой)

Второй тип районов характеризуется зерново-овцеводческой специализацией. Она свойственна прежде всего для полосы, протягивающейся вдоль восточных склонов Большого Водораздельного хребта и получающей 350–500 мм осадков в год. Когда-то это был также чисто овцеводческий район. Но в конце XIX в. – в ответ на запросы мирового рынка – земли этого пояса были в значительной мере распаханы и превращены в австралийский «пшеничный пояс», который ныне протягивается от Брисбена до Аделаиды. Теперь здесь выращивают пшеницу, разводят овец и крупный рогатый скот (соответственно 40 и 20 % всего их поголовья в Австралии). По размеру фермы этого района несколько больше, причем около половины земли занимают естественные пастбища, а остальная ее часть примерно поровну делится между пашней и сеяными пастбищами. Аналогичный, хотя и меньший поплощади, район возник в Юго-Западной Австралии.

Третий тип районов характеризуется экстенсивным пастбищным овцеводством. Оно доминирует на Центральных равнинах, расположенных к западу от Большого Водораздельного хребта. Это самая низменная часть материка, где совершенно ровные пространства протягиваются на сотни километров. Центральные равнины получают 250–300 мм осадков в год, а иногда и меньше и представляют собой кустарниковую полупустыню, которая широко распространена в штатах Новый Южный Уэльс, Квинсленд и Южная Австралия. Экстенсивное пастбищное овцеводство также широко развито и в Западной Австралии, где охватывает большие площади на Западном плато.

Оттесненное в эти обширные засушливые местности еще в конце XIX – начале XX в. овцеводство продолжает оставаться здесь не просто главной, а фактически единственной отраслью хозяйства. Когда австралийцы говорят о «стране овец» («шип кантри»), то имеют в виду прежде всего Центральные равнины и Западное плато. Хотя поголовье овец здесь составляет лишь 30 % от общего, оно представлено только стадом мериносов, дающих самую высококачественную шерсть.

Одна из главных особенностей овцеводческих ферм в районах этого типа – их очень большие размеры. В среднем по стране размер животноводческой фермы составляет примерно 2300 га, а в полупустынях Нового Южного Уэльса – 10 тыс. га, Южной Австралии– 35 тыс. га, Западной Австралии – даже 170 тыс. га. Что же касается максимальных размеров, то в литературе приводится пример овцеводческой фермы в Новом Южном Уэльсе, занимающей 2100 км 2 , т. е. лишь немного уступающей по площади Люксембургу. Это объясняется огромными размерами поголовья, когда одна ферма, принадлежащая крупному скотоводу или овцеводческой компании, может иметь от нескольких до 100 тыс. овец. А для того чтобы обеспечить кормом одну овцу в условиях полупустыни, требуется от 2 до 5, а то и до 10 га пастбищ.

Овцеводческие фермы в Австралии обычно называют овцеводческими станциями («шипстейшнз») или просто станциями. Как правило, такая «станция» состоит из фермерского жилого дома, загонов для овец, сарая для их стрижки, кузницы, небольшой электростанции-движка. Сразу за этими постройками начинаются пастбища, разгороженные проволочными сетками на отдельные участки – паддоки. После того как овцы объедают траву на одном таком участке, их перегоняют на второй, третий. А на первый участок они возвращаются тогда, когда там вырастет свежая трава. Обычно каждый паддок имеет свой резервуар с артезианской водой, и овец для водопоя не нужно перегонять на большие расстояния. А в качестве пастухов овцеводы обычно используют собак, специально выведенных в Австралии для этой цели – чрезвычайно выносливых и сообразительных келпи и бордер колли.

Вот как описаны действия таких четвероногих пастухов в одном из путевых очерков об Австралии: «В нашу сторону двигалось, поднимая пыль, небольшое стадо овец. Их подгоняла черная, с белой мордой и грудью, среднего размера собака. Она не обращала никакого внимания на собравшихся и не издавала ни звука. Она работала. Работала серьезно, со знанием дела, с уверенностью, с чувством собственного достоинства. Она командовала, и овцы ей безропотно подчинялись. Они были как бы заворожены ею: двигались вправо, двигались влево, вращались по кругу, удалялись от нас и вновь возвращались». [121] На очень больших фермах в полупустынных районах овцы нередко пасутся вообще без всякого присмотра.

Самое горячее время на «шипстейшнз» наступает дважды в году, когда производится стрижка овец. Для этой цели приглашаются специальные рабочие – стригали, которые целыми бригадами так и кочуют от фермы к ферме. А из более северных в более южные или западные районы, где сезон стрижки различается во времени, их перебрасывают на автомобилях или самолетах. При помощи электрической машинки для стрижки стригаль за одну-две минуты как бы снимает с овцы ее меховой тулуп, получая от каждого мериноса по 4–5 кг шерсти. Стригаль средней квалификации за десятичасовой рабочий день обычно обрабатывает 100–120 овец, высокой – до 200 овец, а самой высокой (так называемые рингеры) – даже до 300 овец. Следовательно, в день бригада стригалей может обработать несколько тысяч животных. Здесь же, на «станции», шерсть сортируется по категориям качества. Затем при помощи специальных прессов ее упаковывают в тюки и отправляют в ближайший город или на железнодорожную станцию. Чтобы лучше представить себе жизнь на «шипстейшнз», можно использовать и художественную литературу, например недавно переведенный на русский язык роман австралийской писательницы Колин Маккалоу «Поющие в терновнике».

Овцеводство в Новой Зеландииначалось в 30-х гг. XIX в., когда сюда из Австралии было доставлено небольшое стадо мериносов. Вскоре оно и здесь превратилось в ведущую отрасль хозяйства – с той, однако, разницей, что были выведены местные полутонкорунные мясошерстные породы овец. В начале XX в. поголовье овец в Новой Зеландии достигло 20 млн, а к началу 1990-х гг. возросло почти до 60 млн. Это значит, что на душу населения здесь приходилось 17–18 овец. Число овцеводческих ферм составляет примерно 20 тыс. при среднем размере фермы 500 га и средних размерах поголовья 3000 овец. На мировом рынке Новая Зеландия выступает как крупнейший производитель баранины и один из крупнейших экспортеров ягнятины и шерсти.

Напоминает Австралию и то, что в Новой Зеландии площадь пастбищ превышает площадь, отведенную под посевные культуры. И то, что эти пастбища также проволочными сетками или живыми изгородями разделяются на отдельные паддоки. И то, что здесь тоже в качестве пастухов используются специально тренированные собаки.

Но наряду с этим есть и довольно существенные отличия. Они заключаются прежде всего в том, что пастбища Новой Зеландии гораздо более продуктивные. За ними постоянно ухаживают, вносят удобрения, проводят мелиорацию, борются с сорняками и вредителями. Большую помощь овцеводам оказывает сельскохозяйственная авиация, по использованию которой Новая Зеландия занимает одно из первых мест в мире. Вот почему производительность труда на местных фермах значительно выше, чем в Австралии, да и в других странах. В первую очередь это относится к откормочным овцеводческим хозяйствам Северного о-ва, расположенным на высоте нескольких сотен метров над уровнем моря. Здесь на каждый гектар пастбища приходится по 8—10 овец. На Южном о-ве эта норма ниже.

Герб Новой Зеландии имеет довольно сложное строение. Но если рассмотреть его повнимательнее, то можно увидеть на главном щите изображение овцы, опоясанной ремнем для поднятия на корабль. Что ж, эта символика хорошо отражает один из главных источников благосостояния страны.


Овцеводство - важная отрасль в Новой Зеландии . Согласно данным за 2007 год, предоставленным Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (ФАО) ООН, в стране насчитывается 39 миллионов овец (около 10 на одного человека). В стране самая высокая плотность овец на единицу площади в мире. В течение 130 лет овцеводство было важнейшей сельскохозяйственной отраслью страны, но в 1987 году его обогнало молочное животноводство . Пик поголовья овец пришелся на Новую Зеландию в 1982 году , когда он составил 70 миллионов, а затем упал до 27,6 миллиона. В стране насчитывается 16 000 овцеводческих и мясных ферм, что сделало страну крупнейшим в мире экспортером ягнят: ежегодно регистрируется 24 миллиона готовых ягнят.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1 История
  • 2 породы
  • 3 Развитие сельского хозяйства
  • 4 Торговля
  • 5 ссылки
    • 5.1 Библиография

История


Овцы были завезены в Новую Зеландию между 1773 и 1777 годами благодаря Джеймсу Куку , британскому исследователю. Сэмюэл Марсден , миссионер, завел несколько отар овец в Залив Островов , а затем также разводил фермы на острове Мана недалеко от Веллингтона для кормления китобоев . Период с 1856 по 1987 год был периодом процветания овцеводства, что привело к экономическому процветанию страны.

Джонни Джонс был одним из первых поселенцев в Отаго . Когда китобойный бум закончился, он переключился на земледелие в 1840 году. Он был первым пакея, который поселил большое количество иммигрантов на восточном побережье Южного острова , и для этой цели он импортировал овец среди прочего поголовья. Одним из первых, кто привез в Кентербери значительное количество овец, был Джон Динс в 1843 году. Как обычно в то время, овец покупали в Австралии. Попытки Джона Кракрофта Уилсона стать овцеводческим фермой в 1854 году демонстрируют трудности, с которыми часто сталкивались первые поселенцы и поголовье. Он совершил катастрофическое путешествие из Сиднея, где большая часть его поголовья погибла и 1200 овец пришлось выбросить за борт. После приземления в Литтелтоне его запасы были перемещены в близлежащий залив Голланс (залив в гавани Литтелтона под перевалом Эванс), где он потерял больше запасов из-за отравления пачками и южных ветров .

В то время как Джон Акланд и Чарльз Джордж Трипп прибыли в Кентербери в 1855 году, всего через четыре года после начала организованного заселения Кентербери, все подходящие земли на Кентерберийских равнинах уже были заняты. Они первыми заняли землю в высокогорье Кентербери для овцеводства.

Джордж Генри Мур обосновался в Северном Кентербери. Его станция в Гленмарке какое-то время была крупнейшим овцеводческим хозяйством Новой Зеландии, а его дочь основала в Крайстчерче туристическую достопримечательность Мона Вейл благодаря своему наследству. Его биография говорит о нем:

Мур выделяется в пастырской истории Новой Зеландии как чрезвычайно успешный владелец бега с точки зрения личного богатства. Его навыки, рассудительность и чувство времени были на очень высоком уровне. Однако без сильной финансовой поддержки со стороны партнеров и банка полное достижение Glenmark было бы невозможным. Его покупка в 1873 году была смелым решением, основанным на ипотеке исключительного размера австралийскому банку Union Bank , который авансировал Мура 90 000 фунтов стерлингов. Связь между банковским делом и крупными пакетами акций в Кентербери никогда не была столь четко продемонстрирована.

Новозеландские стаи редко насчитывают менее 400 голов. Общая площадь занятых земель составляла менее 45 миллионов акров. Из них 5 миллионов акров содержали от 1 до 8 овец на акр в год, в то время как более 9 миллионов акров содержали в среднем от половины до 2 овец на акр. Трава была основной культурой. При 10-месячном вегетационном периоде и хорошо распределенных осадках было выгодно держать траву для скота. Почти половина занятых земель находилась в владениях площадью более 5000 акров, в основном используемых для разведения овец. Было 90 владений площадью более 50 000 акров каждое, а 18 694 владения - от 50 до 200 акров. Поголовье овец увеличилось с 19 миллионов в 1896 году до 24 595 405 в 1914 году. Средний размер стада увеличился с 1081 в 1896 году до 1124 в 1913 году. отары численностью более 500 голов каждая. Везеры, бараны и овцы младшего возраста составляли около половины овец.

Самой успешной породой, выведенной в начале 19 века, была испанская порода мериносов . Его много лет разводили на Южном острове . Овцы породы мериносы послужили основой для помесного поголовья. В первые дни торговли мясом в регионе Кентербери английская лестерская порода была излюбленным бараном для разведения с овцами мериноса. Позже порода Линкольн использовалась для скрещивания с мериносами, а чернолицые бараны были помещены в помеси овец. На Северном острове овца ромни лучше приспособилась к влажному климату и стала самой популярной овцой; он также увеличился в численности на Южном острове. На обоих островах предпочитали породы Линкольн и Бордер-Лестер, в то время как Саутдаун вытеснил другие породы для производства жирной баранины по всей Новой Зеландии. Лестеры, в основном английская разновидность, были самой популярной британской породой на Южном острове.

Широко известно, что овцеводствои, соответственно, производство шерсти– одна из главных отраслей специализации Австралии и Новой Зеландии. Ее развитие теснейшим образом связано со всем ходом колонизации обеих этих стран.

Аборигены Австралии не знали животноводства. Английские же переселенцы, напротив, были хорошо с ним знакомы. Ко времени колонизации пятого континента в Англии уже начались огораживания, которые привели к тому, что «овцы съели людей» и крестьянство, как таковое, фактически исчезло. Когда в XVIII в. в Австралию были завезены овцы из Южной Африки, они быстро прижились здесь. К тому же природные условия Австралии оказались на редкость благоприятными для овцеводства. Уже к началу XX в. Австралия по поголовью овец (более 70 млн голов) обогнала не только Великобританию, но и США, и Южную Африку, сравнявшись по этому показателю с Аргентиной.

В XX в. рост поголовья овец продолжался. Правда, происходил он с большими колебаниями. Случалось, что в результате жестоких многолетних засух, пожаров, наводнений, ураганов это поголовье за короткий срок сокращалось на десятки миллионов голов. Надо иметь в виду также «конкуренцию» со стороны кроликов, которые были привезены сюда еще на одном из кораблей «Первого флота». Их быстрое размножение привело к тому, что к началу 30-х гг. XX в. общая численность этих животных приблизилась к миллиарду! По подсчетам ученых, кролики съедали корм, которого могло бы хватить на сто, если не больше, миллионов овец. И только после Второй мировой войны, когда для борьбы с ними стали применять вирусное заболевание миксоматозис, эта угроза отпала.

На протяжении всего XX в. по поголовью овец Австралия занимала фактически внеконкурентное первое место в мире. В 1990 г. их поголовье достигло 170 млн. Нетрудно рассчитать, что на душу населения при этом приходилось в среднем восемь-девять овец. Однако в начале XXI в. поголовье уменьшилось до 110 млн голов, и это позволило Китаю обогнать Австралию (см. рисунок 98 в книге I). Добавим к этому, что Австралия занимает первое место в мире по производству и экспорту шерсти, которая к тому же отличается особенно высоким качеством (70 % всего поголовья овец составляют австралийские мериносы). Ей принадлежит также первое место по производству баранины и ягнятины. Словом, овцеводство – типичная отрасль международной специализации Австралии, которая во многом определяет «лицо» этой страны в мировом хозяйстве. Да, собственно, и вообще «лицо» Австралии, где овцеводческий ландшафт является едва ли не самым главным.

Основные районы овцеводствав Австралии показаны на рисунке 247. Как нетрудно заметить, они охватывают территорию восточной, наиболее обжитой, части страны и в несколько уменьшенном виде как бы «дублируются» в ее западной части. В зависимости от характера специализации можно выделить три типа таких районов.

Для районов первого типа характерна специализация на интенсивном пастбищном животноводстве мясо-шерстного направления. Они сформировались на освоенных еще в начале XIX в. приморских низменностях Юго-Востока и Юго-Запада, где годовое количество осадков превышает 500 мм. В течение всего XIX в. эти районы развивались как чисто овцеводческие, ориентированные на экспорт шерсти и мяса через Сидней, Мельбурн, Перт и другие морские порты. Но такой экстенсивный характер использования территории в конечном счете привел к ухудшению угодий и сокращению поголовья овец. Вот почему уже в XX в. этот тип хозяйства был трансформирован в более интенсивный – с посевами кормовых культур и откормом ягнят и овец на мясо. Кроме того, в наши дни разведение овец здесь обычно сочетается с разведением крупного рогатого скота (соответственно 30 и 25 % всего их поголовья в Австралии). А размеры отдельных ферм по местным масштабам относительно невелики.


Рис. 247. Овцеводство в Австралии (по Т.К. Власовой)

Второй тип районов характеризуется зерново-овцеводческой специализацией. Она свойственна прежде всего для полосы, протягивающейся вдоль восточных склонов Большого Водораздельного хребта и получающей 350–500 мм осадков в год. Когда-то это был также чисто овцеводческий район. Но в конце XIX в. – в ответ на запросы мирового рынка – земли этого пояса были в значительной мере распаханы и превращены в австралийский «пшеничный пояс», который ныне протягивается от Брисбена до Аделаиды. Теперь здесь выращивают пшеницу, разводят овец и крупный рогатый скот (соответственно 40 и 20 % всего их поголовья в Австралии). По размеру фермы этого района несколько больше, причем около половины земли занимают естественные пастбища, а остальная ее часть примерно поровну делится между пашней и сеяными пастбищами. Аналогичный, хотя и меньший поплощади, район возник в Юго-Западной Австралии.

Третий тип районов характеризуется экстенсивным пастбищным овцеводством. Оно доминирует на Центральных равнинах, расположенных к западу от Большого Водораздельного хребта. Это самая низменная часть материка, где совершенно ровные пространства протягиваются на сотни километров. Центральные равнины получают 250–300 мм осадков в год, а иногда и меньше и представляют собой кустарниковую полупустыню, которая широко распространена в штатах Новый Южный Уэльс, Квинсленд и Южная Австралия. Экстенсивное пастбищное овцеводство также широко развито и в Западной Австралии, где охватывает большие площади на Западном плато.

Оттесненное в эти обширные засушливые местности еще в конце XIX – начале XX в. овцеводство продолжает оставаться здесь не просто главной, а фактически единственной отраслью хозяйства. Когда австралийцы говорят о «стране овец» («шип кантри»), то имеют в виду прежде всего Центральные равнины и Западное плато. Хотя поголовье овец здесь составляет лишь 30 % от общего, оно представлено только стадом мериносов, дающих самую высококачественную шерсть.

Одна из главных особенностей овцеводческих ферм в районах этого типа – их очень большие размеры. В среднем по стране размер животноводческой фермы составляет примерно 2300 га, а в полупустынях Нового Южного Уэльса – 10 тыс. га, Южной Австралии– 35 тыс. га, Западной Австралии – даже 170 тыс. га. Что же касается максимальных размеров, то в литературе приводится пример овцеводческой фермы в Новом Южном Уэльсе, занимающей 2100 км 2 , т. е. лишь немного уступающей по площади Люксембургу. Это объясняется огромными размерами поголовья, когда одна ферма, принадлежащая крупному скотоводу или овцеводческой компании, может иметь от нескольких до 100 тыс. овец. А для того чтобы обеспечить кормом одну овцу в условиях полупустыни, требуется от 2 до 5, а то и до 10 га пастбищ.

Овцеводческие фермы в Австралии обычно называют овцеводческими станциями («шипстейшнз») или просто станциями. Как правило, такая «станция» состоит из фермерского жилого дома, загонов для овец, сарая для их стрижки, кузницы, небольшой электростанции-движка. Сразу за этими постройками начинаются пастбища, разгороженные проволочными сетками на отдельные участки – паддоки. После того как овцы объедают траву на одном таком участке, их перегоняют на второй, третий. А на первый участок они возвращаются тогда, когда там вырастет свежая трава. Обычно каждый паддок имеет свой резервуар с артезианской водой, и овец для водопоя не нужно перегонять на большие расстояния. А в качестве пастухов овцеводы обычно используют собак, специально выведенных в Австралии для этой цели – чрезвычайно выносливых и сообразительных келпи и бордер колли.

Вот как описаны действия таких четвероногих пастухов в одном из путевых очерков об Австралии: «В нашу сторону двигалось, поднимая пыль, небольшое стадо овец. Их подгоняла черная, с белой мордой и грудью, среднего размера собака. Она не обращала никакого внимания на собравшихся и не издавала ни звука. Она работала. Работала серьезно, со знанием дела, с уверенностью, с чувством собственного достоинства. Она командовала, и овцы ей безропотно подчинялись. Они были как бы заворожены ею: двигались вправо, двигались влево, вращались по кругу, удалялись от нас и вновь возвращались». [121] На очень больших фермах в полупустынных районах овцы нередко пасутся вообще без всякого присмотра.

Самое горячее время на «шипстейшнз» наступает дважды в году, когда производится стрижка овец. Для этой цели приглашаются специальные рабочие – стригали, которые целыми бригадами так и кочуют от фермы к ферме. А из более северных в более южные или западные районы, где сезон стрижки различается во времени, их перебрасывают на автомобилях или самолетах. При помощи электрической машинки для стрижки стригаль за одну-две минуты как бы снимает с овцы ее меховой тулуп, получая от каждого мериноса по 4–5 кг шерсти. Стригаль средней квалификации за десятичасовой рабочий день обычно обрабатывает 100–120 овец, высокой – до 200 овец, а самой высокой (так называемые рингеры) – даже до 300 овец. Следовательно, в день бригада стригалей может обработать несколько тысяч животных. Здесь же, на «станции», шерсть сортируется по категориям качества. Затем при помощи специальных прессов ее упаковывают в тюки и отправляют в ближайший город или на железнодорожную станцию. Чтобы лучше представить себе жизнь на «шипстейшнз», можно использовать и художественную литературу, например недавно переведенный на русский язык роман австралийской писательницы Колин Маккалоу «Поющие в терновнике».

Овцеводство в Новой Зеландииначалось в 30-х гг. XIX в., когда сюда из Австралии было доставлено небольшое стадо мериносов. Вскоре оно и здесь превратилось в ведущую отрасль хозяйства – с той, однако, разницей, что были выведены местные полутонкорунные мясошерстные породы овец. В начале XX в. поголовье овец в Новой Зеландии достигло 20 млн, а к началу 1990-х гг. возросло почти до 60 млн. Это значит, что на душу населения здесь приходилось 17–18 овец. Число овцеводческих ферм составляет примерно 20 тыс. при среднем размере фермы 500 га и средних размерах поголовья 3000 овец. На мировом рынке Новая Зеландия выступает как крупнейший производитель баранины и один из крупнейших экспортеров ягнятины и шерсти.

Напоминает Австралию и то, что в Новой Зеландии площадь пастбищ превышает площадь, отведенную под посевные культуры. И то, что эти пастбища также проволочными сетками или живыми изгородями разделяются на отдельные паддоки. И то, что здесь тоже в качестве пастухов используются специально тренированные собаки.

Но наряду с этим есть и довольно существенные отличия. Они заключаются прежде всего в том, что пастбища Новой Зеландии гораздо более продуктивные. За ними постоянно ухаживают, вносят удобрения, проводят мелиорацию, борются с сорняками и вредителями. Большую помощь овцеводам оказывает сельскохозяйственная авиация, по использованию которой Новая Зеландия занимает одно из первых мест в мире. Вот почему производительность труда на местных фермах значительно выше, чем в Австралии, да и в других странах. В первую очередь это относится к откормочным овцеводческим хозяйствам Северного о-ва, расположенным на высоте нескольких сотен метров над уровнем моря. Здесь на каждый гектар пастбища приходится по 8—10 овец. На Южном о-ве эта норма ниже.

Герб Новой Зеландии имеет довольно сложное строение. Но если рассмотреть его повнимательнее, то можно увидеть на главном щите изображение овцы, опоясанной ремнем для поднятия на корабль. Что ж, эта символика хорошо отражает один из главных источников благосостояния страны.


Автор не даром благодарит туристического оператора Artex Travel Company (г.Киев) за организацию и проведение тура. Отдельное человеческое спасибо менеджеру компании Инне Ивановой за то, что заманила и провела нас в такую даль.
Ремарка: данная статья является насквозь рекламной и содержит личные наблюдения автора и его исключительно субъективную оценку увиденного.


Аотеароа – Страна Длинного Белого Облака
Именно так в переводе с языка коренного населения Маори звучит название страны Новая Зеландия, в которую наша блуждающая по свету группа перелетела из австралийского Брисбена. Вы думаете, это тут, за углом? Ага, я тоже думал – Новая Зеландия расположена в 2.000 километрах от Австралии, и это наиболее удалённая от всех крупных населённых точек планеты страна. В такую даль черти меня ещё не заносили… Кстати – и зря японцы называют свою родину Страной Восходящего солнца, они сильно погорячились! Первыми на планете рассвет (а значит и новый день) встречают жители Фиджи, а следом за ними – новозеландцы. Пока линия нового дня дойдёт до Японии - можно три бутылки водки уговорить в хорошей компании…
Здравствуй, зима! – а тут холодрыга… Уже в аэропорту крупнейшего в Н.Зеландии Окленда пришлось напяливать курточку и свитерочек – чай, не лето на дворе! Помните, да, географию? – это другая половинка планеты, и когда у нас – лето, у них, соответственно, зима. Нет, снега нигде нет, мы попали в нашу классическую болдинскую осень: опавшие листья, прохладные вечера, сырой прохладный ветер по ночам. Крррасота! Это я уже к концу пребывания ощутил, что такое для организма переход от лета к зиме с поясовой разницей +9 часов. Врачи говорят, не каждый иммунитет выдержит такую встряску, очень тяжело.



Острова тотального матриархата…
Новая Зеландия была открыта голландским мореплавателем Абелем Тасманом в 1642 году – здесь и море названо его именем, и остров, и… и всё. А лапу на эти территории наложил английский подданный Джеймс Кук, (которого аборигены … того…) через 120 с небольшим лет – прохлопали голландцы территории! Традиция тогда была, знаете ли, такая: увидел что-то новенькое – хап! «Это земли маркиза Карабаса! И эти островочки нам тоже пригодятся. А тут мы бурячок посадим!» - в общем, всё, как у нас сейчас в городе. До сих пор королева Англии и правит этими землями.
Первый же рекламный биллборд на выезде из аэропорта Окленда (рекламирующий, по-моему, какие-то штаны или косметику), гласил что-то типа: «Этой страной правят женщины!» - и штук десять симпатичных моделей соответствующего пола в ряд! Спрашиваю нашего местного гида: «Это что за заявления экстремистского характера?» - «А это сложившаяся в стране ситуация», говорит. «Женщины занимают руководящие должности практически во всех сферах управления – от премьера до овцефермы. Мы – единственная страна в мире, где в период с марта 2005 года по август 2006 года вообще ВСЕ высшие государственные посты в стране были заняты женщинами. У нас устоявшийся матриархат». Вот те на! «А куда ваши мужичонки подевались?» - «Они овец пасут…:)». Смешно.


…и людей с патологической адреналиновой зависимостью
Оказывается, Новая Зеландия – это страна, куда ежегодно стекается масса людей, больных адреналиновой зависимостью. Здесь для них – полное раздолье… Обратите внимание, половина сюжетов канала Экстрим-ТВ посвящена именно катанию на чём-нибудь здесь, в Новой Зеландии. Мы наблюдали, как больные на голову прыгали с резиновым канатом на ногах с 43-х метровой высоты в речку (банджи-джампинг). В Окленде стоит телебашня, с которой можно сигануть вниз, на асфальт, с высоты 200 с лишним метров – стоишь наверху, смотришь вниз, и в желудке лёд образуется! А эти оторванные ещё и прыгают. Правда, не на резинке, а на двух тросах, прилепленных к специальному комбинезону. Вся это управляется компьютерной системой натяжителей и тормозных барабанов. Подвешивают цуцика-самоубийцу в воздухе как кацманавта, говорят ему «прощай!» – и он с диким визгом ухает вниз, навстречу асфальту. Не знаю, вкладывают ли ему внутрь комбинезона памперс, но подмывание при приземлении входит в стоимость билета. Шутка.
Джетспринтинг (Jetsprinting). В этом я участвовал… Отвязная штука! В начале 50-х годов прошлого столетия новозеландец сэр Чарльз Уильям Гамильтон подарил миру такое чудо, как водомёт. В Новой Зеландии все речки горные, мелкие, и плавать на лодках с винтовым движителем – проблема: за камни цепляешься. Вот он и решил текущую проблему: поставил на лодку двигатель, который использует реактивную тягу воды. Современные лодки с водомётом разгоняются до 120 км/час за 2 секунды, местами превышая 200 км/час, и испытывают огромное боковое ускорение в 8g. Постоянная реактивная тяга и управление с помощью поворотного сопла позволяют лодке делать такие кульбиты, что сердце останавливается. Понятно, что туристов не катают со скоростью 200 км/час – это для соревнований. Но, поверьте, 100 километров в час хватает, когда этот оторвыш за рулём вписывает своё судёнышко в узкое русло реки с торчащими со всех сторон кусками скал. А поворот на 360 градусов вокруг оси, не сбавляя скорости? Ого, жить как хочется…
Ещё одно чумное развлечение – катание на колёсных санках с горы. Новая Зеландия – горная страна и количество горнолыжных подъёмников на душу населения зашкаливает. А чем зарабатывать, когда снега нет? А нате, вам, пожалуйста, по склонам гор проложены бетонированные извилистые дорожки с бортами, подымаешься на подъёмнике вверх, краевидами полюбоваться, а назад можешь на санках слететь. Да, да, это на санки похоже, или, скорее даже на корыто с колёсиками и рулём – потянул руль на себя – оно едет, отпустил – тормозит. В общем, тот же картинг, только без мотора, но летишь с горы – дух захватывает! И орут все от удовольствия, как резаные!


Горные водопады, самые дорогие овцы в мире и … японцы
По статистике 50% территории страны занято пастбищами – овцы тут повсюду. Вдоль дорог нескончаемые поля на холмах, огороженные проволокой под током (чтобы животины не лезли к соседу), и – овцы, овцы, овцы… Оп! Олени пасутся, целые стада – кто-то их разводит по приколу. Опять овцы. Здесь производят самую дорогую шерсть в мире – merino wool. Барашки породы мерино – короли здешних ферм. А какие свитерочки из них делают – закачаешься! Шерсть мерино смешивают с шерстью пушного зверька поссум, добавляют шёлк – в свитере зимой в снегу спать можно! Местные на овцах прилично зарабатывают не только на шерсти и мясе, но и показательными процессами стрижки этих животин. Какое шоу! Нам что-то подобное срочно нужно придумывать с нашими хрюшками… 40 долларов с туриста в Зеландии берут – мы и за двадцатку чего-нибудь отчубучим!
При здешнем поголовье овец в 40 миллионов единиц (10 овец на человека населения), в ресторанах насчёт вкусненькой баранины не очень-то разгонишься. Ну, есть в меню одно блюдо, а так чтобы седло молодого барашка, ягнёнка целиком, вместе с копытами или чего-то ещё извращённого – никак. Нету, говорят, у нас баранины! Куда делась? Японцы всё скупают, нам рожки и ножки остаются. От, падлюки, что творят… Производителям мяса выгоднее всё пускать на экспорт, чем на внутренний рынок, а японцам-то овец негде выращивать, вот они и сгребают всё на корню. Да и самим японцам явно тесно у себя дома, в Новой Зеландии их больше, чем овец. Иногда кажется. Бабушки-дедушки ростом метр-десять (на каблуках), их узкоокие внучата в неимоверной клоунской одежде с волосами, выкрашенными во все цвета радуги – они так выделяются. Они повсюду! Такое впечатление, что Н.Зеландия проиграла войну и подверглась японской оккупации – везде таблички дублируются на японском, в автобусе экскурсия переводится на тот же язык – по умолчанию. Хотя в автобусе всего-то два японца сидели. И те, небось, китайцами были – в общем, утомляют они своими фотоаппаратами.
Водопады. Видели «Властелина колец»? Когда эти хлопцы долго идут по горам, за ними какие-то урки гонятся с саблями, а вокруг – горы, в долинах лежат облака и – водопады… Повсюду. Длинные, по несколько сотен метров – практически с каждой скалы, а внизу, возле моря, во фьордах – как микро-Ниагара, огромные шумные потоки воды. Я думал, это в фильме компьютерная графика, а фильм снимали именно здесь, в Зеландии. Кстати, «Последний самурай» с Томом Крузом, «Хроники Нарнии» и «Зена - королева воинов» тоже отсюда родом. Своим говорю: «Мы же потом не поверим, что видели ЭТО собственными глазами!» Ничего в жизни красивее не видел. Разве что парк МЮДа после вырубки:(


Грозные татуировки и высунутый язык – враги бегут!
Первооткрыватели Новой Зеландии не были первыми на этих островах – тёплые места уже были обсижены жителями Полинезии. Племена маори – исконные жители страны, и по уровню развития их никак не сравнишь с аборигенами Австралии. Письменность, язык, деревянные скульптуры, резные дома – достаточно развитой народ. Язык у них смешной – они так говорят, как будто орехов в рот насовали – слова типа «нгамокаиакоко», «ронгомараероа», «ваикитехикои» - без бутылки и не выговоришь. Язык маори наряду с английским является вторым официальным в стране и обязательным к изучению для всех жителей, начиная со школы. Есть телевизионный канал маори, радио, выходят газеты, книги – уважают коренных, однако. Маорийцы как таковые, особенно в национальных нарядах – яркое зрелище. Таких татуировок во всё тело не увидишь ни у одного нашего зека – они расписывают в полоску даже лицо. Боевая раскраска маорийского воина дополняется периодически высовываемым языком – считается, что так он страшнее выглядит. По идее, враг должен испугаться (такого длинного языка?) и ретироваться восвояси. Все статуэтки маори тоже делают с высунутыми языками – антураж местный. В общем, мне они понравились, симпатичные ребята, но вот язык высунуть, как они, я не смог – выучка не та…:)


Оказывается:
- архипелаг Баунти, название которого знает даже ребёнок, входит в состав Новой Зеландии и пальмы на нём не растут – слишком холодно. Никто там кроме пингвинов, тюленей и альбатросов не живёт, тем более пышногрудые брюнетки;
- в 2005-2006 г.г. все высшие государственные посты в Новой Зеландии были заняты женщинами;
- Новая Зеландия – родина водомёта и джетспринтинга (скоростного катания на лодке с водомётом по горным речкам). Сэр Чарльз Уильям Гамильтон, житель Н.Зеландии, изобрёл водомёт в 1950-м году;
- жители Н.Зеландии в четыре раза богаче жителей Украины по уровню ВВП – $27.800 на душу населения;
- едущим в Новую Зеландию нужно брать с собой телефон Киевстара – UMC не обслуживает этот регион;
- курс новозеландского доллара 1 NZD = 0,75 USD


Эпилог. Слёзы расставания. Лирика
Удивительная страна. Красивая и не тронутая брутальной цивилизацией. Здесь самая чистая вода в мире – её можно пить прямо из-под крана; здесь красивейшие фьорды и фантастические водопады. Здесь уважают культуру друг друга, берегут и сохраняют её, и для этого им не нужные болтливые пустобрехи-политики, которые годами говорят об этом, ничего не делая реально. Они ревниво охраняют свою экосистему от вторжения извне – отсюда штрафы и тюрьма за ввоз продукции, могущей повлиять на окружающую среду. Здесь нельзя трогать животных и ловить рыбу – при таком количестве рек, заводей и озёр мы не видели ни одного рыбака. Только в специально отведенных местах, для турагентств, по спец.лицензии. Они не любят пускать в страну всех подряд (кроме японцев, разумеется), поэтому визу славянам получить крайне сложно. Нам оформляли через Москву. Здесь люди живут какой-то другой, не знакомой нам жизнью – размеренно, ровно, вдали от всего цивилизованного мира. Едят своих устриц и омаров, дышат самым чистым воздухом на планете, пьют самую чистую воду на Земле – чем тебе не рай?
А у нас в Украине скоро опять выборы … …ть – «Родину, сынок, не выбирают»…

путешествующий главред

Когда то давно я вдохновенно написала о породах овец – несерьезно о серьезном)) эта информация публиковалась частями, под разными заголовками и текст потерял свою целостность, что-ли )) Подумала, что сейчас эта информация могла бы быть интересна многим, поэтому я решила восстановить и дополнить этот текст. Держитесь, будет много букв)))

В Новой Зеландии про овцу можно сказать так - если б ее не было, новозеландцы бы ее придумали. Эти вечно зеленые луга, созданы специально для выращивания счастливых барашков – решили первооткрыватели и повезли сюда свой домашний скот. Первую пару овец привез на своем корабле еще сам легендарный капитан Кук. Это была пара мериносовых овец, которые довольно хорошо перенесли длительное плаванье на корабле, но нельзя сказать, что они прожили в Новой Зеландии долгую и счастливую жизнь (привезены в 1773 умерли в 1774) ). Все, же, они сумели за свою короткую жизнь в этом райском уголке произвести потомство, ну а там и другие корабли с живностью подтянулись. Люди приплывали в основном из североевропейских стран и привозили с собой весь свой домашний скарб, домашних животных и богатый опыт в животноводстве. Вот, исходя их этого векового опыта, принялись новоиспеченные фермеры вдоль и поперек экспериментировать с овцами, пытаясь произвести наиболее экономичную породу – как можно больше шерсти и как можно больше мяса и все с одной и той же овцы. Теперь Новая Зеландия славится по всему миру, прежде всего своими высокими достижениями в области аграрной промышленности, в частности - овцеводством. Мы говорим Новая Зеландия, подразумеваем овцы. Потому что овца для киви (новозеландцы) краеугольный камень НЗ экономики, по крайней мере, большая его часть, другая часть - сердце нашей фермерской культуры, ну а то, что осталось – божественная, сочная ножка - для ростбифа - да простят мне это святотатство вегетарианцы.

Итак, Новая Зеландия держится на трех китах овцах. Вообще же пород овец гораздо больше и самой популярной из них является, конечно же, Меринос.

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 2

Мериносовые овцы, наверное, самые избалованные и капризные, видимо, поэтому новозеландские фермеры принялись так истово с ними экспериментировать, пытаясь вывести овцу повышенной пушистости и менее прихотливую к местному климату. Тем не менее, мериносы не перевелись еще в Новой Зеландии, а совсем наоборот, их поголовье растет и крепнет. Драгоценное руно мериносов стало для фермеров поистине золотым руном и далеко плавать за ним не приходится, вон оно мирно пасется себе на изумрудных пастбищах.

Мериносы имеют самое тонкое от 11 микрон и зигзагообразное строение волокна - вот такая "мелким бесом" извитая )) мягкая, шелковистая, нежная шерстка. То что надо для нежного и теплого прикосновения.

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 3

Новозеландский меринос самый качественный и самый популярный во всем мире. Из него делают и самую тонкую нитку для тонкой, легкой, но теплой одежды и так же активно используют в валянии. Вот какую красоту можно сотворить из флиса мериносов. Платье от Кати Щукиной

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 4

Ромни

Другой не менее любимой породой в области генной овечьей инженерии является порода Ромни.

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 5

Порода овец Ромни была привезена из Англии и прекрасно адаптировалась к местному климату – хорошая порода – выносливая, мясная, шерстяная. А главное, как оказалось, хорошая подопытная овечка! На ее генотипе выросли такие породы, как. но об этом, позже, а пока посмотрите, как выглядит флис, руно ромни. Тут мелкая спиралька уже насколько растянулась, образуя красиво извитый локон.

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 6

Кроме того, что из шерсти ромни можно спрясть прекрасную пряжу. Из его руна можно создать прекрасные фактуры, а так же эко меха. Вот этот свитер от Нади Грин из пряжи ромни и во вставках использован, наряду с другими, флис ромни

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 7

Перендейл

Следующая порода Перендейл. В 50-х годах Жефри Сильвестер Перен из университета Месси активно занимался исследованием овец с целью вывести породу неприхотливую, пригодную для пастбищ на любых поверхностях, чтобы фермеры возделывающие свои земли высоко на холмах и в горах тоже имели возможность завести небольшую отару на своем участке. Перен скрещивал овец породы Ромни и Шевиот и его генетическое изобретение оказалось до такой степени успешным, что австралийцы официально признали эту породу в 1975 и взяли и себе для развода на своих пастбищах пару овечек Перендэйл. Получить официальное признание от своих добрых австралийских соседей, да еще и не в первый раз – это я вам скажу, чего то да значит! Непрестанно опуская непристойные шуточки в адрес своего меньшого соседа, австралийцы, тем не менее, охотно берут на вооружение, и перенимают у новозеландцев достижения в области науки, технике и аграрной промышленности. Посмотрите, какая красивая овца у Перена получилась:

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 8

Прекрасная шерсть для прядения! Нить из шерсти перендейла отличается особой упругостью

А посмотрите, какой пушистый, легкий, сказочный эко-мех получается из этой шерстки в данной работе в комбинации с кудрями другой нз породой – инглиш лестер. Мастер Оля Цхай

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 9

Драйcдейл.

Еще один профессор по имени Драй, проводя исследования в области овцеводства, открыл овечий ген, влияющий на волосатость овечьего покрова. Он тоже брал для исследований подопытную овечку Ромни и экспериментировал с ней до тех пор, пока государство не озаботилось сохранением чистоты породы Ромни и не ограничило исследовательскую программу сумасшедшего профессора Драй. Одна из английских компаний проявляла не дюжий интерес к этой породе овец, шерсть которой как нельзя лучше подошла для ковроткачества. Вскоре порода снискала популярность во всем мире, и теперь несметные стада Драйcдэйл выпасаются на пастбищах НЗ и Австралии. Милашка Драй:

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 10

Но шерстка у этой милашки довольно грубая 40 микрон, наверное в декоративных вещах будет неплохо смотреться.

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 11

Вы видите, что самое главное и приятное в работе с овцами – это обессмертить свое имя.))) Только представьте, как могла бы звучать порода овцы имени Вас – добавьте необходимый суффикс и. Потренируйтесь… неправда ли, звучит гордо и многообещающе.))))

Коридейл

Но самая популярная из искусственных пород, самая успешная, снискавшая заслуженную славу по всему миру, это новозеландская порода Коридэйл. Своему происхождению эта порода обязана. Кори! - дружно скажете вы? И не угадаете

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 13

Своему происхождению эта овца обязана Джейсу Литтлу, ну не в прямом, конечно, смысле слова. Этот упрямый потомственный овцевод долго экспериментировал и вывел, наконец, устойчивую породу, под названием Коридэйл.

Историю про маленького Джеймса опущу, и без того мой рассказ о породах затянулся, вот здесь можно подробнее прочесть. Скажу только, что Джеймсу удалось вывести устойчивую породу, которая очень быстро завоевала популярность по всему миру и стала второй по востребованности после мериносов и этот факт, в немалой степени, выводит маленькую страну Новую Зеландию в мировые лидеры по производству шерсти.

Шерсть коридейл имеет очень широкую линейку тонины от 18 до 30 микрон. И годится для чего угодно - хоть пряди из нее, хоть валяй:

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 14

Полварт

Есть еще одна экзотическая порода Полуарт (Polwarth) называется - смесь Мериноса с Линкольном, на этот раз лавры "открытия" этой породы переходят к Австралии. В Новую Зеландию порода была завезена в 1932 году, успешно адаптировалась и размножилась. У этого барашка все характеристики, так сказать, на лицо (т.е. на морду) )))

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 15

Несмотря на то что скрестили овец с такими разными характеристиками волокна, полуарту посчастливилось унаследовать мериносовскую мягкость и нежность шерстки. Можете вернуться в начало статьи и сами убедиться, насколько похожа мериносовая и шерсть полварта, то же штапельное, зигзагообразное строение волокна

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 16

Шерстка очень-очень мягкая и покладистая))) Очень приятно работать с полвартом, хоть флис, хоть в ленте - полварт очень послушный в работе.

Это образец полотна, свалянного из флиса полварта

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 17

Еще из нз шерстей у нас остались неохваченными Готланд, Линкольн и Лестер. Очень коротко о них, и без того, я вас уже утомила

Готланд.

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 18

Всем известно, откуда у него ножки растут))) из шведского острова Готланд. Такие красивые животные (одна из них улыбается вам с баннера моего магазина) и шерстка у них очень красивая и, у нз готландов мягкая и совсем не колючая. Мастерица Катюша, которая Изба Валяльня, подтвердит сей факт ))

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 19

Про Лестеров и Линкольнов уже не буду рассказывать. Все эти породы привезли из разных европейских стран еще в тот период, когда в Новую Зеландию каждый вез что хотел, не то сейчас. Только одно отличие новозеландских лестеров, линкольнов, готландовв и прочих, шерстка у них мягче и шелковистее, чем у их иноземных собратьев. Не верите? Проверьте на практике)))

Вот нежная работа с использованием кудрей Лестера от мастера Оксана

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 20

А кудряшки линкольнов достойно украшают кукольные головки))) Эта потрясающая портретная кукла от мастера Лана Маликова

Про породы овец или made in ew ealand, фото № 21

И в заключение приведу характеристики шерсти по тонине:

Меринос 11-24 микрон

Коридэйл 18- 30 микрон

Полуарт 21-24 микрон

Ромни 28-34 микрон

Перендэйл 34-36 микрон

Английский Лестер 32-38 микрон

Драйсдэйл 38-40 микрон

Линкольн 38-42 микрон

Если у кого-то из вас будут дополнения по теме, буду очень признательна.

Спасибо за внимание!

По материалам книг, кои я когда-то проштудировала в библиотеках, но авторов, извините, не запомнила.

Читайте также: