Что обозначает попасть как кур во щи

Опубликовано: 21.02.2024


Источник (печатная версия): Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999; (электронная версия): Фундаментальная электронная библиотека

Делаем Карту слов лучше вместе

Привет! Меня зовут Лампобот, я компьютерная программа, которая помогает делать Карту слов. Я отлично умею считать, но пока плохо понимаю, как устроен ваш мир. Помоги мне разобраться!

Спасибо! Я стал чуточку лучше понимать мир эмоций.

Вопрос: осенить — это что-то нейтральное, положительное или отрицательное?

Ассоциации к слову «попасть»

Ассоциации к слову «курица»

Ассоциации к слову «щи»

Синонимы к словосочетанию «попасть как кур во щи»

Предложения со словосочетанием «попасть как кур во щи»

  • Попал как кур во щи.

Цитаты из русской классики со словосочетанием «попасть как кур во щи»

  • Беклешов. Хорошо, хорошо. Идеалист! Я говорю, коли я не возьму тебя в руки, ты попадешь , как кур во щи . Ну, да с этой точки зрения мы затравим. Ну, расскажи, сама особа какова?

Сочетаемость слова «попасть»

  • пуля попала
    снаряд попал
    стрела попала
  • попасть в руку
    попасть в плен
    попасть в ловушку
  • (полная таблица сочетаемости)

Сочетаемость слова «курица»

  • жареная курица
    варёная курица
    мокрая курица
  • куры породы
    куры денег
    курам головы
  • деньги куры
    кусок курицы
    мясо курицы
  • куры кудахтали
    куры неслись
    куры закудахтали
  • кормить кур
    есть курицу
    купить курицу
  • (полная таблица сочетаемости)

Сочетаемость слова «щи»

  • кислые щи
    горячие щи
    пустые щи
  • щи лаптем
  • тарелку щей
    запах щей
    лапти щи
  • варить щи
    пахнуть щами
    есть щи
  • (полная таблица сочетаемости)

Отправить комментарий

Дополнительно

  • Как правильно пишется словосочетание «как кур во щи»
  • Как правильно пишется слово «попасть»
  • Как правильно пишется слово «курить»
  • Как правильно пишется слово «щи»
  • Разбор по составу слова «попасть» (морфемный разбор)
  • Разбор по составу слова «курица» (морфемный разбор)
  • Разбор по составу слова «щи» (морфемный разбор)

Предложения со словосочетанием «попасть как кур во щи»

Попал как кур во щи.

И стоило забираться так далеко от дома, едва не расстаться с жизнью, чтобы в конечном итоге попасть как кур во щи!

Так что у него есть все шансы попасть как кур во щи.

Синонимы к словосочетанию «попасть как кур во щи»

  • влипнуть
  • впутаться
  • вляпаться
  • попасться
  • влопаться
  • (ещё синонимы. )

Ассоциации к слову «попасть»

  • попадание
  • капкан
  • переделка
  • западня
  • мишень
  • (ещё ассоциации. )

Ассоциации к слову «курица»

  • яйца
  • яйцо
  • курёнок
  • паштет
  • бедро
  • (ещё ассоциации. )

Ассоциации к слову «щи»

  • суп
  • каша
  • капуста
  • борщ
  • пища
  • (ещё ассоциации. )

Сочетаемость слова «попасть»

  • пуля попала
  • снаряд попал
  • попасть в руку
  • попасть в плен
  • (полная таблица сочетаемости. )

Сочетаемость слова «курица»

  • жареная курица
  • куры породы
  • деньги куры
  • куры кудахтали
  • кормить кур
  • (полная таблица сочетаемости. )

Сочетаемость слова «щи»

  • кислые щи
  • щи лаптем
  • тарелку щей
  • варить щи
  • (полная таблица сочетаемости. )

Морфология

  • Разбор по составу слова «попасть»
  • Разбор по составу слова «курица»
  • Разбор по составу слова «щи»

Правописание

  • Как правильно пишется словосочетание «как кур во щи»
  • Как правильно пишется слово «попасть»
  • Как правильно пишется слово «курить»
  • Как правильно пишется слово «щи»

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

Куда же попал кур?

Популяризация науки о языке— дело не простое. Ведь язык нам дан, как говорится, от рождения, а значит, каждый, кто им пользуется, имеет право считать себя его знатоком. Отсюда частые споры о том, «правильно ли мы говорим?». У каждого человека, естественно, накапливается запас каких-либо прочных языковых ассоциаций, словесных сопряжений, от которых обычно и отталкиваются спорящие. При этом «правильность» нередко понимается излишне прямолинейно — как точное следование этимологии, т. е. первоначальной форме и значению слова или выражения.

Популяризация науки о языке— дело не простое. Ведь язык нам дан, как говорится, от рождения, а значит, каждый, кто им пользуется, имеет право считать себя его знатоком. Отсюда частые споры о том, «правильно ли мы говорим?». У каждого человека, естественно, накапливается запас каких-либо прочных языковых ассоциаций, словесных сопряжений, от которых обычно и отталкиваются спорящие. При этом «правильность» нередко понимается излишне прямолинейно — как точное следование этимологии, т. е. первоначальной форме и значению слова или выражения.

На поверку, однако, «правильность» речи далеко не всегда может, более того—и не должна выводиться из научно обоснованного этимологического анализа. Язык, как и все вокруг, непрестанно развивается, и первоначальные формы и значения его единиц могут измениться до неузнаваемости. При этом измененная форма становится иногда настолько привычной, что нет нужды, обнаружив неверность того или иного этимологического толкования, корректировать его на «правильность». Привычное, устоявшееся, ставшее стандартным благодаря регулярной «обкатке» многократным повторением в речи,ы вполне может квалифицироваться как правильное. Особенно если речь идет о спорных случаях, которых в каждом языке немало.

Яркий народный оборот попал как кур вощи — типичное тому подтверждение. О нем спорят уже давно, непременно связывая историю злополучного кура с правописанием. Ленинградский писатель Б. Н. Тимофеев в книге «Правильно ли мы говорим?» считает такую форму оборота ошибкой на том основании, что из KýpOB (т. е. петухов, ибо именно такое значение имеет это древнее русское слово) щей не варят. А раз так, то нынешнее восприятие этой поговорки—лишь искажение исконно «правильного» попал, как кур в ощип, т. е. «в ощипывание» его перьев. «Эту пословицу, — категорически подчеркивает писатель,—не опровергнуть ни ссылкой на словари (пословица древнее!), ни утверждением, что кому-то когда-то довелось есть щи из курицы. » (Тимофеев 1963,267).

Многие ревнители правильности русской речи доверчиво подхватили это утверждение и, популяризируя его, советуют писать не попал как кур во щи, а попал как кур в ощип (Калинин 1965, 24; Ковалевская 1968, 18-19; Вартаньян 1973, 111; Шанский 1985, 108; Фомина, Бакина 1985, 26).

Что ж, пословицу, а точнее, поговорку опровергнуть действительно нельзя. А вот категорическое утверждение Б. Н. Тимофеева о ее якобы единственно «правильном» варианте — можно. И не только потому, что щи с петушиным мясом хоть и редко, а на Руси все-таки варились, но и потому, что такому утверждению противоречит диалектика и логика русской народной речи.

Сведения о щах с куром легко почерпнуть уже из древних кулинарных руководств. Так, в «Росписи царским кушаньям» 1610 г. найдем такое блюдо, как куря во штяхъ. Куря, правда, не совсем петух: это, скорее, курица или цыпленок, но, пожалуй, на вкусовых качествах «штей» половые и возрастные признаки куриного рода не слишком отражаются. Многие лингвисты, писатели, этнографы убеждают нас фактами, что «куроварение» со щами прежде в России было весьма распространено (Редников 1883, 185; Раковский 1962,166; Этерлей 1969,85; Молотков 1971,86-92; Гвоздарев 1982, 57-59). Объясняется даже причина—чисто экономическая—забивания петухов, а не кур или какой-либо скотины: крестьяне летом предпочитают сохранять своих домашних животных, а если уж и режут кого-либо на мясо, то именно петухов, ибо польза хозяйству от них самая малая (Опыт, 63).

Иные сторонники расшифровки нашего оборота как попадания кура именно вощи не настаивают на типичности и распространенности этого крестьянского блюда в мясном варианте, а признают, что щи раньше обозначали преимущественно постную, вегетарианскую пищу. Это, однако, ни в коем случае не исключает возможности попадания кура во щи: просто это было для петуха не совсем обычным, что и породило иронический смысл поговорки (Ильинский 1915, 307; Иванова 1976, 87-94). О такой же интерпретации ярко пишет профессор В. В. Колесов: «Когда создавалась поговорка, еще знали, что никакого мяса "во штях" не бывает, поэтому упоминание о незадачливом куре, который исхитрился попасть во щи, имело особый смысл, как и полагается ехидной поговорке. Попасть в овощную похлебку—это нужно суметь!» (Колесов 1988, 79).

Для объективного этимологического анализа фактов языка, конечно, важно: реальны ли деревенские щи с куром или существовало ли действительно слово ощип 'ощипывание', которого теперь нет ни в одном русском словаре, но на которое упорно ссылаются сторонники соответствующей версии. Но еще более важны при таком анализе строгие языковые закономерности, основанные, как и все закономерности, на повторяемости, аналогичности, моделируемос-ти фактов.

И при таком подходе оказывается, что образ попавшего в «ощипывание» петуха намного более индивидуален, чем образ щей с курятиной. Эта индивидуальность особенно бросается в глаза на фоне множества русских народных оборотов подобного типа, где речь идет о безвыходном положении: попасться как мышь в мышеловку, попался как сорокопуд в цапки (т. е. ловушку), попал как сом в вершу (т. е. плетеную рыболовную снасть), попался как мышь в короб и т. д. Эта же смысловая модель характерна и для других языков, где «попасть в капкан», «попасть в сети», «попасть в яму» стали символами крайне бедственной и опасной ситуации.

Возможно, и наш оборот — также не исключение из этой продуктивной модели. Оказывается, в народной русской речи щип> или щап, обозначал прежде именно своеобразную ловушку для птицы. Она представляла собой расщепленную палочку с распоркой, наступив на которую, птица попадала в зажим или, как говорили, в щомы. Словарь В. И. Даля, кстати, определяет значение оборота попасть в щап примерно так же, как и поговорку о куре, — «в тесноту, в щомы, в беду». Трудность такого объяснения, правда, в том, что логика попадания домашнего петуха в лесную ловушку для птиц, как критически верно подмечает В. В. Колесов, в самом деле похрамывает. Нельзя, однако, забывать, что словом кур называли прежде не только домашнего петуха, но и тетерева (ср. куропатка — того же корня), а это позволяет расшифровать нашу поговорку как 'попал как тетерев в ловушку'

Первоначальные форма и образ оборота, следовательно, как будто найдены и обоснованы языковой логикой. Можно ли их, однако, считать единственно «правильными»?

Одно из писем—от моего активного корреспондента из города Красноармейска Донецкой области Дмитрия Демьяновича Доверова:

Вижу ироническую улыбку скептика, слышу его слова: опять "кур", сколько уж писано и говорено об этом злополучном куре, а воз и ныне там. Согласимся, воз и ныне там, и кур там. Что же мешает куру обрести свойственную ему форму, первородное содержание и подобающее место занять в русской фразеологии? Во-первых, затеряна в пыли веков, покрыта мраком этимология фразеологизма. Во-вторых, традиция, — мы привыкли к сложившемуся положению, к ходу вещей. И, как это часто случается, взгляды оказываются разными. Одни уверовали в форму "кур в ощип", другие предпочитают "кур во щи". В числе тех и других — писатели, публицисты, журналисты.

Вижу ироническую улыбку скептика, слышу его слова: опять "кур", сколько уж писано и говорено об этом злополучном куре, а воз и ныне там. Согласимся, воз и ныне там, и кур там. Что же мешает куру обрести свойственную ему форму, первородное содержание и подобающее место занять в русской фразеологии? Во-первых, затеряна в пыли веков, покрыта мраком этимология фразеологизма. Во-вторых, традиция, — мы привыкли к сложившемуся положению, к ходу вещей. И, как это часто случается, взгляды оказываются разными. Одни уверовали в форму "кур в ощип", другие предпочитают "кур во щи". В числе тех и других — писатели, публицисты, журналисты.

Итак, разнобой продолжается. Думаю, науке и читателям это небезразлично.

Что же нужно, чтобы раз и навсегда решить проблему кура, разгадать эту злополучную загадку? Нужно немногое: простая логика и объективное мышление, суждение. Практически же надо проанализировать, разобрать по косточкам три основных вопроса, найти на них ответы:

1. Значение фразеологизма—мнимое или подлинное.

2. Что такое "ощип"? Почему это слово стало компонентом формы "Кур в ощип"?

3. Как образовались и совместились две формы, далекие по смыслу одна от другой, — "Кур в ощип" и "Кур во щи"? Почему они употребляются параллельно?

Несомненно, у специалистов и у любителей слова возникнут и другие вопросы, их надо предвидеть, продумать и подготовить ответы точные и ясные. Словом, фразеологизм и его герой Кур должны быть очищены от всего наносного, предстать перед людьми в чистом виде и значении, в первозданной форме. История с куром—это интереснейшее, неповторимое явление в русской фразеологии, широкое поле для исследования, богатый материал для творческого мышления».

Спустя некоторое время я получил от Дмитрия Демьяновича еще одно письмо. В нем поэтически воспроизводится итог многолетних разысканий и размышлений о нашей поговорке:

Картина мне ясна. Перед глазами стоит величавый красавец кур. Скажу прямо: не зря отдал ему кусочек жизни, провел с ним немало времени. Что же дальше? Систематизировать материал, отделить важное от малозначительного, определить форму — и писать. Писать: легко сказать! И вот какая закавыка, какая трудность: исследовать люблю, а писанины не терплю. Пишу медленно, со скрипом, но пищу. Пока что готова (вчерне) тодькопервая страница, посылаю 1 экземпляр на Ваш суд. Всех машинописных страниц будет примерно 15. Когда с ними справлюсь, когда отстукаю последнюю — один аллах знает. Хочется написать хорошим слогом, сжато и ясно, так, чтобы поняли и академик, и старушка-хуторянка. И главное, убедительно. Мечты, мечты. »

Картина мне ясна. Перед глазами стоит величавый красавец кур. Скажу прямо: не зря отдал ему кусочек жизни, провел с ним немало времени. Что же дальше? Систематизировать материал, отделить важное от малозначительного, определить форму — и писать. Писать: легко сказать! И вот какая закавыка, какая трудность: исследовать люблю, а писанины не терплю. Пишу медленно, со скрипом, но пищу. Пока что готова (вчерне) тодькопервая страница, посылаю 1 экземпляр на Ваш суд. Всех машинописных страниц будет примерно 15. Когда с ними справлюсь, когда отстукаю последнюю — один аллах знает. Хочется написать хорошим слогом, сжато и ясно, так, чтобы поняли и академик, и старушка-хуторянка. И главное, убедительно. Мечты, мечты. »

Д. Д. Доверов, к сожалению, пока не завершил своего многолетнего труда. На первой страничке своего очерка он лишь изложил некоторые, уже известные нам, взгляды своих предшественников. Но я все еще продолжаю ждать его версии о «величавом красавце куре». И искренне желаю ему успеха.

Признаюсь честно: одно время мне казалось, что загадка кура мною решена окончательно. Кур — это лесной тетерев, попавший в приготовленную для него ловушку. В спорах со своими коллегами и учениками, однако, полная уверенность в этой версии тоже поколебалась.

Колеблет (или, как говорят сейчас студенты, «заколебал») ее тот бесспорный факт, что сравнение о куре известно русскому литературному языку уже с XVII — XVIII вв. и с самого начала его отражения в письменной форме оно писалось именно так: попал как кур во щи, а не в ощип. У В. В. Капниста (1758-1823) один из героев говорит: «Я в подозрение как во щи кур попал». Этой же орфографической традиции следовали и следуют многие наши писатели и публицисты:

Есть, кроме того, все основания подозревать, что именно «ложный» образ петуха во щах, навеянный этой старой поговоркой, стал сюжетной основой известной басни И. А. Крылова о вороне, попавшей в суп французам, равно как и сатирических рисунков на тему «вороньего супа», популярных во времена наполеоновского нашествия (см. очерк «За что ворона попала в суп?»). Ведь во французском языке ничего похожего на наше выражение мы не найдем.

Один из главных поводов для сомнения в «ловушечном» варианте — наличие целой серии диалектных выражений именно о петухе, попадающем в какое-либо месиво или плетиво, и о различных живых существах (от петуха до мухи и таракана), попадающих в кипяток или какую-либо похлебку.

Вот несколько оборотов первого рода: новг. запутался как петух в коноплях (в пакле); пол. wplątał się jak kokosz w zgrzebie; болг. обьрквам се (объркам се) като пате в решето, заплел се кото петел в калчище; с.-х. заплео се као пиле у кучине. Ср. также лит. kaip višta

І pakulas 'как курица в паклю (попал)'; латыш, sapinies ká vista pakulâs 'запутался как курица в пакле'; вепс, kadoi kana kapkehe 'запутался как курица в кудели' и фр. être comme un coq en pâte 'быть как петух в тесте'.

Эти обороты показывают, что и нашим куром во щах мог быть все-таки не лесной тетерев, а обычный домашний петух. Непонятно, правда, как он тогда попал в ловушку для диких птиц. Попасть в паклю, кудель или в тесто — гораздо более для него оправданно.

Вторая группа выражений дает и достаточно большую «пищевую» модель попадания кура: яросл. втрепался как кур во щи; ирк. попасть как таракан в борщ; новг. попал как гусь в кашу; укр. впав в біду як курка в борщ, впав як курка у сирбавку, впав як котя в борщ, попав як ворона в юшку, улізти як півень в юшку, попасти як муха в окріп (т. е. кипяток), заліз як муха в патоку (в сметану), прилип як муха до смоли и т. п. В пользу такого же толкования говорят и свободные сочетания, не получившие переосмысления, и шутливые пословицы: Таракан во щи втрепался; Дичь во щах, а все тараканы; Волк попал в капкан, муха вощи; И гуся на свадьбу тащат, да вощи.

Для научной аргументации верности той или иной версии, как мы уже неоднократно видели, эффективной является структурно-семантическая модель и обилие вариантов того или иного выражения. В случае с куром во щах она, эта модель, однако, не одна. Получается своеобразное скрещение двух моделей: «попал + птица + в ловушку = попал в беду» и «попал + птица + в жидкое и горячее блюдо = попал в беду».

Какая из них для нашего выражения исходна—трудно судить. Объединяет их, правда, сама идея ловушки, какого-то опасного пространства, куда попадает наш кур. Вот почему можно предположить, что «ловушечная» модель как более активная и универсальная все-таки предшествовала «пищевой» как более конкретной и узкой по распространению.

В любом же случае — то, что писателем Б. Тимофеевым выдавалось за единственно правильное, становится абсолютно неверным. Ни о каком «ощипывании» нашего кура речи быть не может.

Следовательно, «неправильное» давно уже — и совершенно оправданно — обрело в русском литературном языке статус правильного и продолжает жить своей собственной жизнью, как бы его ни истолковывали историки языка. Живет, несмотря на то, что некоторые авторы и редакторы, поверив в «правильность» толкования Б. H. Тимофеева, поспешили скорректировать напиг сание этого оборота. Так, в очерке М. Блок «Жила-была школа», помещенном в «Ленинградской правде» 20 апреля 1972 г., он приводился именно в новой редакции:

«Осенью 1969 года директором назначили Людмилу Ивановну Ткаченко. Вот при ней-то в составе учителей и произошли резкие изменения, большая группа не смогла сработаться с новым директором. Но, может быть, человек, как кур в ощип, попал в окружение склочников, которые покинули школу из личных, корыстных соображений? О, нет. Это учителя по призванию. »

К сожалению, подобная «кодификация» коснулась и некоторых весьма солидных фольклорных публикаций. В последнем сводном сборнике русских народных пословиц и поговорок под редакцией В. П. Аникина, например, наш оборот выведен именно в форме Попал, как кур в ощип (РПП, 260). Выведен, хотя такой формы до появления книги ленинградского писателя о «правильном» написании поговорки не зафиксировал ни один фольклорист. Так стремление к правильности может привести к неправильности.

Такие «коррективы», однако, уже не могут изменить традиции. Не случайно все наши авторитетные словари, включая и новейший Малый академический, узаконивают именно традиционную форму — попал, как кур во щи. Она действительно отражает широко распространенное — пусть и несколько «осовремененное», но вполне «правильное»—восприятие этой древней народной поговорки.

Часто слышить выражение: "Попал как кур в ощип?", откуда оно пошло?

Изначально это выражение звучало так: попался, "как гусь во щи". Во время Отечественной войны 1812 года в народе ходило выражение "попался, как ворона в суп". Это был намёк на то, что голодные французы в Москве варили суп из подстреленных ворон. Однако, из-за того, что обычно из кур щи не варят, языковеды предложили фразу изменить. Курица попала не в щи, а в ощип. То есть ее ощипали и могли дальше приступить к приготовлению. А выражение обозначает, попасть в беду, неприятность.

"Попал, как кур во щи", всегда воспринималась на слух такая версия поговорки, т.е. попал в ловушку, аналогично, как колобок в сказке. Воспринимается,что ситуация предполагала лучший и благоприятный исход, а получилась явная "замануха".

Трактовка "попал, как кур в ощип",тоже имеет место быть, смысл тот же, но более оптимистичный, с возможностью еще форсировать события вспять, пощипают, да отпустят.

Кур, в данном случае, это петух, возможно это также намек на определенный характер человека, подвергшегося такой экзекуции, в прямой зависимости от особенностей своего петушиного характера или куриных мозгов.

Люблю русские поговорки и обороты речи, не представляю, как вложить глубокий смысл теме, при осуществлении переводов текстов или речей, содержащих такие выражения на другие языки.


Имеют место быть два варианта выражения: "Как кур во щи" и "Как кур в ощип". Лингвисты не первый день спорят, куда же всё-таки попал кур. Наткнулась в интернете на интересную статью-рассуждение, в которой как раз таки выясняется правильность выражения, в том числе его история. Здесь статью приводить не буду, она большая, а ссылку дам - Куда же попал кур?



Мне известна вот такая трактовка данной фразы и она звучит, как- попал, как кур во щи. И это курица мужского рода, а проще это петух.

А на самом деле правильно говорить, что попал в ощип.И это значит ,что с петуха ощипали все его перья, чтобы сварить из него суп.

И верным вообще будет такое понятие, что речь идет в поговорке о щипе или щапе, так называлась ловушка для птицы, в которую она попадала и известно,какой конец ее в итоге ожидал.

А вот щи в русской традиции , являются первым блюдом,которое вообще готовят без мяса.

Поэтому данная фраза означает, что попал , как петух в ловушку, т.е человек запутался и не может вывернуться из ситуации.

Есть версия, что более правильно говорить "попал во щи", а не "в ощип". То есть сварили беднягу. Но если ощипали - то, в общем-то, примерно тот же результат, так как птицу ощипывают перед приготовлением. В любом случае, и так попасть, и эдак - определённо не кайф.

Поговорка эта встречается в рукописях еще допетровского времени и сейчас она довольно часто используется в речи.

Так говорится о человеке, попавшем в неловкое положение. Толкований поговорки несколько. Попасть «во щи» - значит, что в вегетарианскую пищу попадает мясо птицы, событие это необычное. Еще попасть «во щип» - попасть в капкан так как «щип» означает капкан. Попал "в ощип" - это значит ощипали. «Кур» во всех толкованиях значит - самец из семейства куриных.


Попал как кур в ощип - это старинное выражение.

Кур - устаревшее название петуха. Когда домашнюю птицу забивают и готовят для хранения с целью приготовить в пищу, её ощипывают.

Соответственно, "попасть как кур в ощип" - значит оказаться в неприятной и опасной ситуации.

И никто не читал Успенского. А у него гораздо логичнее все объяснено. Кур - это не петух. Это вид вымершей лесной птицы, которая не летала, а бегала, но в обиду себя не давала. До поры до времени, вымерла ведь все-таки. Вернее, ее истребили. Именами сильных и гордых птиц русичи называли города, охранявшие рубежи тогдашней Руси - Орел, Воронеж и Курск. Мясо у кура было такое жирное и наваристое, что и во щи положить можно было. Жаль, что история забывается.

Ребята, молотите интересно, но вряд ли правильно. Естественно, правильно говорить "Кур в ощип" или "кур во щип", что в принципе одно и то же. Применяется поговорка тоже правильно только в одном случае: Это когда человек попадает в ситуацию бесконечных платежей, к примеру, в кармане начинает резко убывать: Щиплет жена, щиплет налоговая, отдаются долги, платятся какие-то штрафы. и т.д. и всё вместе и сразу, ЩИПЛЮТ ВСЕ. КОМУ НИ ЛЕНЬ. РАЗОРЕНИЕ.


Еще один вариант этого выражения -


В данном случае кур -петух, а ощип -это избавление от перьев, то есть это процедура разделывания мертвого петуха для дальнейшей его варки. Вместе с тем щи, если у крестьянина не было коровы, делались с куриным мясом. Поэтому оба варианта выражения имеют место быть.

Значение: попасть в неловкое положение, попал под горячую руку, так как не нашлось подходящего кандидата для выплеска гнева.


Это значит что курица попала под общипывание перьев, ну вроде как положеньице у нее не просто не самое хорошее, а просто самое плохое, безнадежное. Так же говорят о человека попавшего в переделку с довольно плохим исходом для него.

Умные ответы, но неправильные! Вопрос в том ЧТО ДУМАЛ КУР, вот за это его и отправили в ощип, а потом уже всё, что пишется выше! :)

Нашёл, на мой взгляд, правдивую версию - правильно "Кур во щи"

КАК КУР ВО ЩИ (ПОПАСТЬ)

Вот распространенная поговорка, которую мы часто повторяем, не вдумываясь в ее смысл и происхождение. Правда, многие понимают, что "кур" по старо-русски - "петух". Но разве из петухов готовят "щи"?

Некоторые толкователи поговорки этой, полагая, что щи варят только из говядины, баранины и свинины, предлагали слова "во щи" заменить словами "в ощип". "Попал в ощип", значит был зарезан и съеден.

Навряд ли, однако, это - верное толкование. Во-первых, знатоки кухонного дела удостоверяют, что национальный русский суп - "щи" можно готовить на любом бульоне, в том числе и на курином. Так часто делалось в тех случаях, когда надобность приготовить угощение возникала вдруг, а мяса в деревенском хозяйстве в запасе не было. Жертвой гостеприимства (не резать же на один раз быка или даже свинью) и падал бедный "кур".

Самое же главное - поговорка эта встречается историкам русского языка уже в рукописных сборниках пословиц далекого допетровского времени. И представьте себе - всегда в одной форме: "Как кур во ЩИ!"

Очевидно так, не мудрствуя лукаво, надлежит ее употреблять и нам, со значением: "Попасть в неожиданную беду".

Просматривала список русских фразеологизмов и нашла вот такое: http://mysubs.ru/o-perevodah/phraseo.html
Интересует конкретно "кур во щи". Насколько я знаю, правильно говорить "попал, как кур в ощип". Щи - это вообще суп без мяса.
Подскажите, пожалуйста, ошибка тут, и или есть и такой вариант поговорки?

3 ответа 3

Если говорить о происхождении выражения, то тут разные версии и "кур в ощип" одна из многих, причём вряд ли верная (что такого необычного в том, что петуха съели, чтобы для поговорки использовать?), но написания и произношения фразеологизма это не меняет - попасть как кур ВО ЩИ.

Данное выражение зафиксировано в письменной речи с XVII века и с самого начала писалось "кур во щи", так что именно в таком виде оно и зафиксировано почти во всех фразеологических словарях, в том числе и в том, что по ссылке.

Основных версий происхождения поговорки три:
1. Кур во щи. Петух попал в суп, который обычно не делают на курином бульоне, но по случаю неожиданных гостей вполне могли быть.
2. Кур во щип. Птица из семейства куриных попала в щип (ловушку).
3. Кур в ощип. Петуха съели, как я уже писал, версия меньше всего сочетается со смыслом выражения.


Мне сдается, что пословица изначально звучала вот так : попал, как кур ваще!))) То есть ни за что попал в переделку, ведь курей не "за что-то" в суп кладут, а "для чего".
Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать!
П.С. Мой ответ, разумеется, пятнично-шутливый.

А вот и серьезный суботний разбор)
Статья в САР 1789-94 :

Щи, щей, сущ., ж. род, множ.
Варево съ говядиною, рыбою и рубленою капустою или другой какой молодой зеленью приправленные.
Пустые щи. Щи съ одною капустою и крупою вареные.

В Словаре 1847 то же самое написано : с говядиною. Словарь Михельсона из 19 столетия сообщает нам :

как кур во щи
(попал) — неожиданно в беду
(Он) на торгах раз так зарвался,
Что словно во щи кур попался!
Н. Макаров. Метаморфозы.
Шел он, шел, да и напоролся сам на свою беду, и попал, как кур во щи: так-таки его и взяли черкесы живьем руками — на ловца и зверь бежит, а он сам сердечный на них и набежал.
В.И. Даль. Где потеряешь, не знаешь.
По М. Беру — "как кур во щи" говорилось о Дмитрии Самозванце.
См. попался как ворона в суп.

Наверное, куры были несколько дезориентированы варевом с говядиною и рыбой; не ожидая подвоха, спокойно клевали пшено (помните Жар-птицу?) и попадались вместо вышеозначенных животно-рыбных ингридиентов в супец.

Воскресное дополнение.
Слова ощип(ъ) не фиксирует ни один словарь русского языка. Оно встречается исключительно в литературных текстах последних ста с небольшим лет, в составе переосмысленной кем-то поговорки. Возвращаясь к своему пятнично-шутливому предположению (ваще), я вспомнил древнерусское наречие вотще :

ВЪТЪЩЕ (39) нар. Напрасно:

ничьсо же бл҃го вътъще творити. УСт XII/XIII, 220; имать на пожданиѥ и дрѹгыи м(с)ць. аще же и дрɤгыи м(с)ць преиде вътъще… <прошел напрасно>да бѹдеть ѿлѹченъ КР 1284, 110г; вотще и въсѹѥ трѹдихсѩ. ни во что же бы(с) трѹдъ мои. ПНЧ 1296, 54; тьмь вътъще молѩ (διακενῆς) Там же, 148; аще ли не тьрпиши ѹкоризны. то вътще гл҃ши. Пр 1383, 92а; и будеть вотще крѣпость ваша (εἰς κενόν) ПНЧ XIV, 113а; вотще оскорбиши д҃шю водѹ ѿ жажа приходѩщю погрети ѿ тебе. Там же, 204г; да не вотще трудъ вашь ˫авить(с). (εἰς κενόν) ФСт XIV, 29г; и ѿиметь ˫а бурѩ мо˫а труды. да вотще тружюсѩ. (εἰς κενόν) ГБ XIV, 100а; Иѡнино пр҃рч(с)тво вотще бы(с). СВл XIII сп. к. XIV, 6; вътъще ка˫ати(с) СбСоф к. XIV, 111г; тѣм же не вотще бы(с) поспѣшенье и(х). (εἰς μάτην) ЖВИ XIV–XV, 125в.

Попал как кур вотще

ни за что попал в переделку, напрасно.
А вообще-то я склоняюсь к мысли, что широкие народные массы на протяжении столетий русской истории могли по-разному воспринимать и понимать это выражение. Но смысл его всегда был примерно одинаков : человек очутился в неприятном и опасном положении.

Решающее соображение в пользу щей. Ощип для кура/курицы абсолютно не страшен, ибо они его уже не чувствуют. Сначала все-таки птицу забивают путем отрубания головы или иным способом, спускают кровь, затем ошпаривают кипятком, а уж потом. потом ощипывают перышки. Ощип не страшен куру, вот ни чуточки)))

Попасть как кур во щи - иносказание, фигура речи. Значение поговорки : быть съеденным своими врагами, потерпеть полный урон.

Как правильно говорить: "Попал, как кур во щи или Попал, как кур в ощип"?

Существуют три варианта объяснения лексического значения этого устойчивого выражения. Разберем их в таком порядке: первый как наиболее употребительное выражение; второй как используемый не так часто, а о третьем скажем так: увы, о нем знают только лингвисты и небольшая группа людей. Это наследники тех, кто когда-то придумал это выражение.

Первый вариант звучит так: «Попал, как кур во щи». Кто же такой этот загадочный кур? Да обыкновенный петух! Причем, порода и окраска перьев абсолютно неважны, потому что речь пойдет об обстоятельствах, а не о внешнем виде.

Ну, а слово «щи», надеюсь, никому разъяснять не нужно? Как метко заметил один мой знакомый иностранец: «Щи – это такой беленький супчик с капустой». Смешно, не правда ли? Но ел он этот супчик с большим аппетитом. Извините за отступление от темы, просто к слову пришлось.

Так что же связывает эти два слова – «щи» и «кур»? Рецепт, конечно, вот что! Сейчас хозяйки для приготовления щей покупают в мясном отделе говядину. А в те времена, о которых идет речь, зачастую готовили щи с курятиной. Кстати, попробуйте: очень вкусно!

Обычно летом крестьяне не режут скотину - нерентабельно. Куры, особенно несушки, тоже считаются неприкосновенными. И если уж совсем туго приходится, то режут петухов. А что делать? Есть - то хочется!

Вот и варили «беленький супчик» из несчастного петуха, того самого кура, который не думал, не гадал, а попал-таки в неприятную историю с летальным исходом. Вывод такой: попасть, как кур во щи - значит, оказаться в неприятном положении. Если, конечно, к таковому можно отнести кончину петуха в кастрюле.

Второй вариант отличается от первого двумя буквами и то только при написании. Попал, как кур в ощип. Лексическое значение от этого практически не меняется.

Живого петуха ощипывать не станут! Значит, гибель незадачливой птицы опять неизбежна и, более того, заранее предрешена. А что сварят из этого кура? Те же щи? Да какая разница? Главное, сварят, а рецепт, как говорится, у каждой хозяйки свой имеется, фирменный.

Обратимся к третьему варианту. Опять изменения только в написании. Попал, как кур в щип. Дано: петух, надо полагать, все тот же, а что это за новая напасть в виде какого-то щипа?

Как считают некоторые исследователи, это выражение обозначает «попасть в западню». Щип – это металлический капкан небольшого размера, предназначенный для поимки мелких животных. Щипом капканы называют только в отдельных областях России, поэтому выше было сказано о наследниках, имеющих авторские права на этот фразеологизм.

Эти западни крестьяне обычно ставили на таких хитрых воришек, как лисица или хорек. Они, как известно, частые гости на крестьянских подворьях. И, к тому же, большие любители позавтракать курочкой, а пообедать петушком.

Конечно, хозяин терпеть урон не захочет, немножко подумает и смастерит из завалявшейся в сарае проволоки капкан. Это приспособление убить вряд ли кого сможет, но если ущипнет, то непрошеный гость надолго запомнит! Отсюда и название – щип.

Капканы поставить нужно повсюду: уж больно хитры гости. Ни одного места мужик не пропустит: и у забора парочку поставит, и у сарая, а больше всего – у курятника. Конечно, ставит капкан на лису да на хорька – наказать хочет. И правильно: нечего на чужое добро покушаться!

Раз на раз не приходилось: и потери курятник подсчитывал, и лесная братия иной раз урон несла - попадалась. Непрошеная гостья - лиса удачно найдет дыру в заборе, проскользнув через двор, приготовится уже полакомиться курочкой. А тут капкан! А из этого щипа плутовке одна дорога – на воротник или шубу.

А бывает и так: наш кур, чувствуя себя полноправным хозяином двора, вдруг увлечется вкусными зернышками и забредет туда, где стоят эти щипы.

С ним случится то же, что и с лисой. Только воротником или шапкой ему точно не стать. Попал наш кур в такую передрягу, из которой вряд ли выберется!

Так как же правильнее говорить? Попал, как кур во щи? Попал, как кур в ощип? Попал, как кур в щип? Да говорите так, как хотите. Говорите так, как вам привычнее, потому что, как видно из вышесказанного, как ни говори, лексическое значение фразеологизма не изменится.

Попасть, как кур, - значит, оказаться в положении, которое хуже некуда. Это значит, что человек неосмотрительно, глупо и неожиданно, да к тому же не по своей воле оказался в неприятном положении.

А есть ли из него выход? Когда как: а вдруг этот человек – везунчик? Да и надежда, говорят, умирает последней!

Читайте также: