Когда ж ты кони шаркнешь пес

Опубликовано: 24.06.2022

Мой дядя, честный вор в законе,
Когда зависнул на креста,
Он оборзел, как бык в загоне,
Хоть с виду был уже глиста.
Его прикол - другим наука;
Но стремно - век я буду сука! -
Сидеть с "бацилльным" день и ночь -
Ни выпей, ни поссы, ни вздрочь,
Какой же, блин, дешевый зехер
Мне с бабаём играть в жмурка,
Ему смандячив кисляка,
Колеса гнать за делать нехер,
Вздыхать и бормотать под нос:
"Когда ж ты кони шаркнешь, пес!"

Так думал за баранкой "мерса"
По жизни крученый босяк.
В натуре, масть поперла бесу:
Ему доверили общак.
Кенты "Одесского кичмана"!
С героем моего романа,
Чтоб дело было на мази,
Прошу обнюхаться вблизи:
Онегин, кореш мой хороший,
Родился в Питере, барбос,
Где, може, вы шпиляли в стос
Или сшибали с лохов гроши.
Гуляли в Питере и мы.
Но чем он лучше Колымы?

Пахан его, хоть не шалявый,
Но часто, змей, толкал фуфло.
Он гужевался кучеряво
И засадил все барахло.
Но Женьке обломилась пайка:
Его смотрела воровайка,
Потом он бегал с крадуном
И стал фартовым пацаном.
Щипач "Француз", голимый урка,
Учил смышленого мальца
В толпе насунуть гаманца,
Помыть с верхов, раскоцать дурку,
Мог в нюх втереть, чтоб не нудил,
И по бльядям его водил.

Когда ж по малолетству братке
В башку ударила моча
И повело кота на б л я д ки -
Послал он на хер ширмача.
Он словно выломился с "чалки":
Обскуб "под ёжика" мочалку,
Вковался в лепень центровой -
И стал в тусовках в жопу свой.
Он гарно спикал или шпрехал,
На танцах-шманцах был герой
И трезвым различал порой
"Иди ты. " и Эдиту Пьеху.
Народ прикинул: чем он плох?
Онегин, в принципе, не лох.

Мы все бомбили помаленьку;
На сердце руку положа,
Нас удивишь делами Женьки,
Как голой жопою - ежа.
Онегин был пацан толковый,
По мненью братства воровского,
Шпанюк идейный, не бьлядво:
Умел он, в случае чего,
Изобразить умняк на роже,
Штемпам, которых до фига,
Лапшу повесить на рога, -
Но фильтровал базары все же;
И так любил загнуть матком,
Что шмары ссали кипятком.

По фене знал он боле-мене;
Но забожусь на жопу я,
Он ботать мог по старой фене
Среди нэпманского ворья,
Припомнить Васю Бриллианта,
Вора огромного таланта,
И пел, хотя не нюхал нар,
Весь воровской репертуар.
Блюсти суровые законы,
Которыми живет блатняк,
Ему казалось не в мазняк,
Зато он мел пургу про зоны,
Этапы и родной ГУЛАГ -
Где был совсем не при делах.

Комментарии к "Евгению Онегину"

Комментарии:
ВОР В ЗАКОНЕ - он же "законный вор", "честный вор", "законник", "честняк": высшая масть (каста) в российском преступном мире, вершина уголовной иерархии.
В понимании преступного мира "вор" - это величайший титул, звание, а вовсе не какая-то уголовная "специальность". Сочетание "честный вор в законе", в общем-то, тавтология. Чаще всего говорят просто - "вор". Этого достаточно. Но поскольку Пушкин писал -"дядя самых честных правил", в данном случае перевод можно считать абсолютно адекватным.
ЗАВИСНУТЬ НА КРЕСТА - чаще говорят: "зависнуть на кресте", "упасть на крест", "припасть на крест" - заболеть, попасть в больницу, получить освобождение от врача.
Ироническое переосмысление Красного Креста.
ОБОРЗЕТЬ - обнаглеть, озвереть, переходить допустимые границы в общении.
КРУТОЙ - ну, это словечко популярное: грозный с виду, деловой.
Сейчас говорят еще "лютый".

КАК БЫК В ЗАГОНЕ - дурковатый, немного ненормальный.
Есть такая присказка - "Ты вор в законе или бык в загоне?" Вообще быком зовут недалекого и упрямого человека.
ГЛИСТА - тощий, больной человек.
ПРИКОЛ - странность, также - любимое занятие.
СТРЁМНО - противно, неприятно, тяжело.
СУКА БУДУ - такая формула божбы.
Их много, например, "век воли не видать".
БАЦИЛЛЬНЫЙ- больной, слабый, истощённый человек.
ДРОЧИТЬ - сейчас значит "онанировать".
А вот у Владимира Даля это просто ласкать, нежить. Дроченое дитя значило избалованный.
БЛИН - это междометие, слово-паразит, вроде "черт возьми".
ДЕШЕВЫЙ ЗЕХЕР - грубая уловка, примитивная хитрость.
БАБАЙ - в данном случае старик (а вообще так называют татар или инородцев из Средней Азии).
ИГРАТЬ В ЖМУРКА - или в жмурки: ожидать чьей-то смерти.
КИСЛЯК СМАНДЯЧИТЬ - сделать кислое выражение лица, печальную физиономию.
ГНАТЬ КОЛЕСА то есть поставлять таблетки.
ЗА НЕХЕР ДЕЛАТЬ - в данном случае: за просто так, впустую.
А вообще часто это значит - легко, без усилий.
КОНИ ШАРКНУТЬ - умереть.
ПЕС - также пес конвойный: грубое обращение.
"МЕРС" - это, понятно, "мерседес".
ПО ЖИЗНИ - то есть в действительности, то, что человек представляет на самом деле.
Уголовник - как артист, ему приходится часто притворяться, играть множество ролей. И бывает, один шпанюк задает другому вопрос, чтобы узнать его поближе: "А по жизни ты кто?"
КРУЧЕНЫЙ - опытный, находчивый, наученный горьким опытом.
БОСЯК - почетное определение уголовника.
Еще с времен царской России. Помните горьковских босяков?
В НАТУРЕ - в данном случае: ну надо же, вот те на.
А вообще часто в смысле -действительно, в самом деле.
МАСТЬ ПОПЕРЛА - пошла полоса везения.
БЕС - грубое определение человека, которого не уважаешь.
Вообще негативные определения таких людей связаны с "рогатыми" - бес, демон, черт, бык, козел с разными вариантами. Да, еще знаменитое гулаговское "ОЛЕНЬ" - рохля, простак.
ОБЩАК - общая касса воровского мира.
Общак бывает воровской (это на воле) и зоновский (это в местах лишения свободы).
КЕНТ - друг-приятель; кстати, воровскими сигаретами поэтому часто называют "КЕНТ".
"ОДЕССКИЙ КИЧМАН" - знаменитая урканская песня; ее любил исполнять Утесов.
ДЕЛО НА МАЗИ - все в порядке.
ОБНЮХАТЬСЯ - узнать поближе.
Например, если два босяка начинают между собой ссору, окружающие примирительно говорят: "Обнюхайтесь!"
КОРЕШ - то же, что КЕНТ.
ШПИЛЯТЬ В СТОС - играть в стос -блатную карточную игру, фактически то же самое, что старорежимный дворянский штосе (см. у Пушкина в "Пиковой даме").
СШИБАТЬ ГРОШИ - если попросту, грабить.
Или обманом вытягивать деньги аз простачков.
ПАХАН - в данном случае просто отец.
ШАЛЯВЫЙ - здесь в смысле: не внушающий доверия, готовый на предательство, замаранный.
Но бывало, так называли просто неопытного преступника. Впрочем, слово уже давно устарело, услышишь только от старых каторжан.
ЗМЕЙ - здесь в смысле: хитрюга, ловкач, который легко подставит другого.
Кстати, на зоне "змеем" называют киномеханика из зэков. Почему, не знаю.
ФУФЛО ТОЛКАТЬ - значит, проигрывать и не расплачиваться с долгом.
Вообще основное значение слова "фуфло" на жаргоне - задница. Если кто не мог расплатиться, он отвечал своим задом. Или становился фуфлыжником - должником. Еще говорят - двинуть, задвинуть, двигануть фуфло.
ГУЖЕВАТЬСЯ - кутить, гулять в свое удовольствие.
КУЧЕРЯВО - с шиком, с размахом, не стесняясь в средствах.
ЗАСАДИТЬ БАРАХЛО - проиграть все вещи.
ОБЛОМИТЬСЯ - перепасть, достаться.
ПАЙКА - установленная норма продуктов на одного зэка.
ВОРОВАЙКА - воровка, блатнячка.
Еще шутливо говорят - ворова***ка.
БЕГАТЬ с кем-то - вместе с опытным преступником заниматься промыслом, учиться у него, быть на подхвате.
Еще говорят: бегать по карманам - совершать карманные кражи; бегать по скачкам -совершать квартирные кражи без подготовки и пр.
КРАДУН - уголовник, который ворует.
В блатном мире ворами называют только тех, кто носит эту масть, то есть высших авторитетов. Других же определяют по "специальности" (домушник, медвежатник, гопстопник) или в целом называют крадунами.
ЩИПАЧ - карманник.
ГОЛИМЫЙ - несчастный, нищий, убогий.
УРКА - представитель преступного мира.
НАСУНУТЬ - украсть, обычно из кармана, сумки, с прилавка.
ГАМАНЕЦ - он же гаман, он же гоманок -кошелек, проще говоря.
А в древние времена так назывался пояс, в котором хранили деньги в дороге.
ПОМЫТЬ С ВЕРХОВ - так карманники говорят, когда обчищают наружные карманы или сумочки, пакеты.
ДУРКУ РАСКОЦАТЬ - или разбить дурку: незаметно раскрыть сумочку для совершения кражи.
В НЮХ ВТЕРЕТЬ - в нос ударить.
БРАТКА - ласковое, дружеское обращение в уголовном мире, наряду с "брат", "братан", "братэлла".
ШИРМАЧ - карманник.
От уголовного "ширма" - карман. То же, что "щипач".
ВЫЛОМИТЬСЯ - выскочить, убежать, освободиться и проч.
ЧАЛКА - место лишения свободы (колония, тюрьма и т.д.).
Также: отбывание срока наказания, то же, что "ходка" - "Это у меня седьмая чалка". Соответственно "чалиться" - отбывать срок наказания. Из морского сленга, где "чалиться" -приставать к берегу.
ОБСКУБАТЬ - грубо постричь.
МОЧАЛКА - в данном контексте: волосы.
Часто так называют молодых девиц, а порою - волосы у них, не только на голове, но и на лобке.
ВКОВАТЬСЯ - одеться.
ЛЕПЕНЬ - пиджак.
"Лепня" - костюм, "лепешок" - жилет.
ЦЕНТРОВОЙ - отличный, высшего класса.
ГАРНО - украинск. "хорошо".
В уголовном мире любят часто вставлять малороссийские словечки; некоторые жаргонные слова и выражения тоже заимствованы из украинского языка ("жухать", "вертухаться" и проч.).
СПИКАТЬ - городской сленг: говорить по-английски.
ШПРЕХАТЬ - городской сленг: говорить по-немецки.
"ИДИ ТЫ. " И ЭДИТУ ПЬЕХУ -перифраз известной шутку о том, что настоящий интеллигент должен отличать Эдиту Пьеху от "Иди ты на ***!"
БОМБИТЬ - совершать преступления.
Можно бомбить лохов - это значит либо грабить жертву, либо красть из ее карманов. А можно бомбить хату, лабаз, склад - то есть совершать кражи из квартир и магазинов. Можно бомбить в майдане (в поезде), на бану (на вокзале). Короче, много чего можно.
ПАЦАН - похвальное определение представителя блатного братства.
Это даже вовсе не обязательно молодой босяк. Пацанами бывают и люди в возрасте. "Он честный пацан" - говорят о зэке. Это -похвала.
ВОРОВСКОЕ БРАТСТВО - то же самое, что преступный мир.
Но в понимании блатном. А в блатном понимании - только те, кто считает себя частью уголовной среды, а не случайные растратчики или осужденные за бытовые преступления. Поэтому хулиганов, бакланов за настоящих босяков не считают.
ШПАНЮК ИДЕЙНЫЙ - вот это и есть коренной представитель воровского братства, который костьми ляжет за воровскую идею, за блатные традиции.
****ВО - грубое оскорбление. Вроде суки.
УМНЯК - умное, глубокомысленное выражение лица.
Умняк обычно давят или корчат. Слишком важному парнишке могут сказать: "Возьми полотенце и сотри умняк с рожи".

ШТЕМП, штымп - человек, не имеющий отношения к профессиональному преступному миру, простачок, не знающий уголовных "понятий" и "правил".
То же, что на старом жаргоне "фраер". Синоним -"фуцан". В жаргон через идиш попал из немецкого языка, где "stumpf" - тупой.
ЛАПШУ ПОВЕСИТЬ - ну, это выражение всем знакомо: обмануть, сообщить какую-нибудь чушь.
ФИЛЬТРОВАТЬ БАЗАРЫ - следить за тем, что говоришь, взвешивать каждое слово.
Иначе можешь серьезно ответить.
ШМАРА - девушка, женщина.
ССАТЬ КИПЯТКОМ - приходить в дикий восторг.
Еще говорят - ссать фонтаном.
ФЕНЯ - воровской жаргон.
Название это происходит от "офеня". Так называли торговцев-разносчиков в старой России. У них был свой тайный язык. Хотя вообще-то таких языков было много, например, кантюжный - язык нищих, аламанский (то есть "германский" - короче, "нерусский"), языки лирников (бродячих музыкантов) и т.д. По фене ботать - разговаривать на воровском жаргоне. Феня есть новая - это которая после войны и в последнее время, и старая, гулаговская. Они здорово отличаются. Да чего там - огромное различие между нашей феней, ростовской, и питерской. Тем более сибирской или уральской. Но вообще нынче так не говорят. Спросишь - "Ты по фене ботаешь?", а тебе ответят "А ты по параше летаешь?". Кстати, прежде еще говорили "по соне ботать" -это говорить на одесском жаргоне.
НА ЖОПУ ЗАБОЖИТЬСЯ - значит, в случае, если ты оказался неправ, ответишь собственным задом, станешь педерастом.
НЭПМАНСКИЙ ВОР - вор старой закалки, настоящий, который чтит воровской закон и идею, не имеет семьи, не обрастает имуществом, за братву страдает и т.д.
Сейчас таких мало. Вот были Вася Бриллиант, Бузулуцкий Вася, Малина - те нэпманские.
НАРЫ НЮХАТЬ - сидеть в лагерях или в тюрьме.
БЛАТНЯК - представитель преступного мира.
Вообще правильные арестанты не любят, когда их так называют.
НЕ В МАЗНЯК - не нравится, не по нутру.
Так вообще-то говорят больше из молодняка городского.
МЕСТИ ПУРГУ - говорить много, бестолково и чаще всего - ерунду.
ЗОНА - колония.
Так называют колонию вообще, и внутреннюю ее часть - в частности. Например, жилзона, промзона.
ЭТАП - перемещение зэков под конвоем в определенный пункт.
Например, из тюрьмы следственной, из изолятора в зону приходит этап зэков, их помещают в карантин, а через определенное время распределяют по отрядам.
НЕ ПРИ ДЕЛАХ - не иметь отношения к чему-то.

Классическая поэзия в блатных переводах

Латынь из моды вышла ныне, или Зачем народу блатная лирика

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать, что приведённые ниже переводы подействуют на определённую часть филологов, как красная тряпка на быка. Мало того, что автор пропагандирует так называемый «блатной» жаргон – он ещё и кощунственно издевается над величайшими образцами русской словесности – стихами Пушкина, Лермонтова, Ахматовой, Маяковского… Даже на Шекспира руку поднял! Кошмар!

Скажу откровенно: я всегда поражался чудовищному невежеству многих наших так называемых «знатоков языка» во всём, что касается жаргона уголовно-арестантского мира – того языка, который по старинке принято называть «блатной феней», а то и «блатной музыкой». Занюханные институтки с дипломами лингвистов и пескоструйщики, всю жизнь посвятившие изучению жанрового своеобразия поэмы «Дядя Стёпа», с истерическим визгом бьют в набат: родной язык засоряется жаргонными словечками! Ах, блатные песни! Ах, молодёжный сленг! Ах, что делают с великим и могучим.

Хуже всего то, что эта учёная шарашка понятия не имеет о явлении, которое она так лихо осуждает. В нашей филологии мы наблюдаем плоды большевистского «просвещения». На смену высокообразованным, чуждым ханжества и мещанского жеманства учёным-языковедам в лингвистику впёрлись в грязных сапогах холуи и хамы, «кухаркины дети». Вытеснив, расшлёпав и растоптав цвет нации, они нагадили в античные вазы, натянули на уши шапку Мономаха – и возомнили себя царями.

Однако из грязи в князи вылезти, конечно, можно; вот только отмыться можно не всегда. Синдром мещанина во дворянстве – всячески открещиваться от своего прошлого, стремиться подражать тем, чьё место занял. Поэтому пролетарские лингвисты с самого начала заложили фундамент «борьбы за чистоту языка», выхолащивая из него всё то, что напоминало им об их прошлом.

Эту черту замечательно подметил Владимир Маяковский. Вспомним его Пьера Скрипкина и Олега Баяна из комедии «Клоп»:

«– Что я был в качестве простого трудящегося? Бочкин и – больше ничего. И вот я теперь Олег Баян, и я пользуюсь, как равноправный член общества, всеми благами культуры и могу выражаться, то есть нет – выражаться не могу, но могу разговаривать хотя бы как древние греки… И мне может вся страна отвечать, как какие-нибудь трубадуры:

Для промывки вашей глотки,

за изящество и негу

хвост сельди и рюмку водки

преподносим мы Олегу».

Новослепленные «академики» учились не сморкаться в занавески, а также говорить, как трубадуры. А язык простонародный, живой, истинно русский – нередко грубый, солёный, заковыристый – гнали за порог: он намекал им на ту самую грязь, из которой они выползли в князи.

Даже из произведений Пушкина вымарываются так называемые «нецензурные слова», выражения и целые стихотворения.

А может, я сгущаю краски, говоря о синдроме «лингвистического быдла»? Может, и прежде научный мир был столь же стыдлив? Да нет; воровские языки изучал незабвенный Владимир Иванович Даль, и не только воровские, но также тайные языки ремесленников и торговцев, из которых русское арго позаимствовало немало слов и выражений. Бодуэн де Куртенэ пополнил словарь Даля обсценной (проще говоря, оскорбительной, в том числе матерной) лексикой; Д.С. Лихачёв, А.И.Солженицын, покойный Л.Н. Гумилёв и многие другие – с живейшим интересом относились и относятся к жаргону… Да и нельзя иначе, поскольку это – не столько речь отбросов общества, сколько – народная. Я, когда Даля читаю, ловлю себя на мысли, что изучаю «босяцкий» словарь.

Почти половина так называемой «фени» – это великорусский, древнерусский, церковно-славянский язык. Это – бережно пронесённые через века жемчужины русской речи. Правда, они – немного в навозе. Тут ничего не поделаешь. Отчистим. Такая чистка идёт уже давно. Блатной жаргон отвоёвывает позиции в высокой поэзии. Можно назвать Владимира Высоцкого, Александра Галича, Юза Алешковского. А что вы скажете о таком факте: два бывших русских «сидельца» – Александр Солженицын и Иосиф Бродский – получили Нобелевскую премию? Причём за произведения, насыщенные уголовно-арестантской лексикой. А между тем Бродский является признанным поэтом-интеллектуалом. И вот вам несколько цитат из его стихов:

…Ни резвого свинца, ни обнажённых лезвий,

как собственной родни, глаз больше не бздюме.

Александр ПУШКИН. "ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН"

МОЙ ДЯДЯ, ЧЕСТНЫЙ ВОР В ЗАКОНЕ

Мой дядя, честный вор в законе,

Когда зависнул на креста,

Он оборзел, как бык в загоне,

Хоть с виду был уже глиста.

Его прикол - другим наука;

Но стремно - век я буду сука!

Сидеть с "доходом" день и ночь -

Ни выпей, ни поссы, ни вздрочь,

Какой же, блин, дешевый зехер

Мне с бабаем играть в жмурка,

Ему смандячив кисляка,

Колеса гнать за делать нехер,

Вздыхать и бормотать под нос:

"Когда ж ты кони шаркнешь, пес!"

Так думал за баранкой "мерса"

По жизни крученый босяк.

В натуре, масть поперла бесу:

Ему доверили общак.

Кенты "Одесского кичмана"!

С героем моего романа,

Чтоб дело было на мази,

Прошу обнюхаться вблизи:

Онегин, кореш мой хороший,

Родился в Питере, барбос,

Где, може, вы шпиляли в стос

Или сшибали с лохов гроши.

Гуляли в Питере и мы.

Но чем он лучше Колымы?

Пахан его, хоть не шалявый,

Но часто, змей, толкал фуфло.

Он гужевался кучеряво

И загадил все барахло.

Но Женьке обломилась пайка:

Его смотрела воровайка,

Потом он бегал с крадуном

И стал фартовым пацаном.

Щипач "Француз", голимый урка,

Учил смышленого мальца

В толпе насунуть гаманца,

Помыть с верхов, раскоцать дурку,

Мог в нюх втереть, чтоб не нудил,

И по блядям его водил.

Когда ж по малолетству братке

В башку ударила моча

И повело кота на блядки -

Послал он на хер ширмача.

Он словно выломился с "чалки":

Обскуб "под ежика" мочалку,

Вковался в лепень центровой -

И стал в тусовках в жопу свой.

Он гарно спикал или шпрехал,

На танцах-шманцах был герой

И трезвым различал порой

"Иди ты. " и Эдиту Пьеху.

Народ прикинул: чем он плох?

Онегин, в принципе, не лох.

Мы все бомбили помаленьку;

На сердце руку положа,

Нас удивишь делами Женьки,

Как голой жопою - ежа.

Онегин был пацан толковый,

По мненью братства воровского,

Шпанюк идейный, не блядво:

Умел он, в случае чего,

Изобразить умняк на роже,

Штемпам, которых до фига,

Лапшу повесить на рога, -

Но фильтровал базары все же;

И так любил загнуть матком,

Что шмары ссали кипятком.

По фене знал он боле-мене;

Но забожусь на жопу я,

Он ботать мог по старой фене

Среди нэпманского ворья,

Припомнить Васю Бриллианта,

Вора огромного таланта,

И пел, хотя не нюхал нар,

Весь воровской репертуар.

Блюсти суровые законы,

Которыми живет блатняк,

Ему казалось не в мазняк,

Зато он мел пургу про зоны,

Этапы и родной ГУЛАГ -

Где был совсем не при делах.

ИВАН КРЫЛОВ "Волк и Ягненок"

Ягненок с бодуна затеял опохмелку.

Но вот непер: набил с кентами стрелку,

А возле пивняка позорный рыскал Волк.

Ягненку хочет он порвать на попе целку,

Но, по понятиям желая всунуть ствол,

Берет на понт: "Овца, куда ты роги мочишь?

Помоишь кругаль мой, судьбу-злодейку дрочишь!

За борзость такову

Очко на тряпки я тебе порву!"

"Не в падлу честному бродяге,

Но я скажу по-братски, без базла,

Что свой шмурдяк глушу я из горла,

К тому ж из личняковой фляги,

И не фиг на меня крошить батон".

"Так я еще и бесогон!

Животное! ты загрубил по-конски!

Але-мале, городовой японский, -

Мне помнится, еще в запрошлый год

Ты здесь грозился поиметь мой рот".

"Да я откинулся из зоны в понедельник", -

Ягненок гонит. "Значит, твой братан".

"По жизни я голимый сирота".

"Короче! кореш твой или подельник.

Семейник, зема твой или шиха -

Вы все позорной масти

И пайку кровную готовы рвать из пасти, -

Но я вам выверну наружу кендюха!"

"Да я не при делах. " - "Нишкни, не надо трепа!

Мне стремно косяки считать твои, урла!

Ты виноват уж тем, что у тебя есть жопа!"

Сказал - и отодрал Ягненка, как козла.

ЛЕРМОНТОВ. "На смерть Поэта"

Урыли честного жигана

И форшманули пацана,

Маслина в пузо из нагана,

Макитра набок - и хана!

Не вынесла душа напряга,

Гнилых базаров и понтов.

Конкретно кипишнул бродяга,

Попер, как трактор. и готов!

Готов. не войте по баракам,

Нишкните и заткните пасть;

Теперь хоть боком встань, хоть раком, -

Легла ему дурная масть!

Не вы ли, гниды, беса гнали,

И по приколу, на дурняк

Всей вашей шоблою толкали

На уркагана порожняк?

Куражьтесь, лыбьтесь, как параша, -

Не снес наездов честный вор!

Пропал козырный парень Саша,

Усох босяк, как мухомор!

Мокрушник не забздел, короста,

Как это свойственно лохам:

Он был по жизни отморозком

И зря волыной не махал.

А хуль ему. дешевый фраер,

Залетный, как его кенты,

Он лихо колотил понты,

Лукал за фартом в нашем крае.

Он парафинил все подряд,

Хлебалом щелкая поганым;

Грозился посшибать рога нам,

Не догонял тупым калганом,

Куда он ветки тянет, гад!

Но есть еще, козлы, правилка воровская,

За все, как с гадов, спросят с вас.

Там башли и отмазы не канают,

Там вашу вшивость выкупят на раз!

Вы не отмашетесь ни боталом, ни пушкой;

Воры порвут вас по кускам,

И вы своей поганой красной юшкой

Ответите за Саню-босяка!

Источник: Фима Жиганец.

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

чтиво Чтиво

Комментарии:

бред животных. -1

ты чо в натуре.. классику не любищ

maldalik

Сильно. Тока скорее в раздел смешно. +

Дашуля

)))))БРЕД,НО СМЕШО БЫЛО МКОГДА ЧИТАЛА. 11

Давно покупал книгу,автор сделал это не для смеха,он работает\работал в уре, решил показать что "Феня" не просто набор слов\ругательств,а самостаятельный язык.
"я тусанула вам малевку
х.. тут еще соображать,
теперь как прошм. девку,
за нех. делать облажать"
Письмо Татьяны-Ф.Жиганец

жесть. Классика - это классика. но для общего кругозора надо знать,что и такое бывает

Rasomaha

MirexMultispeed

Мне не смешно, когда фигляр презренный
Пародией бесчестит Алигьери.
Пошел, старик.
(с) А.С.Пушкин

ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ -- К ДАНТЕ ДА МАЙЯНО
Я -- Дант -- тебе, кто на меня сослался, Отвечу кратко, времени уму Не дав на размышленья -- потому, Что не хочу, чтоб ты письма заждался
С тремя козлами, наш герой сугубый?". Он высунул язык и скорчил рот, Как бык, когда облизывает губы.
Так чешутся собаки в полдень жгучий, Обороняясь лапой или ртом От блох, слепней и мух, насевших кучей
На вас познаний мантия -- своя, Мне кажется, и, разобравшись строго, Вам, друг мой, не нужна моя подмога: Я славлю вас, но я вам не судья. В сравненье с вашим знаньем бытия, Поверьте мне, мое -- весьма убого

Говно. Нахера же было универ заканчивать? Филолог, мать его за ногу!

Ghoul

Ghoul

А ханжество - это нехорошо.

HaN

А мне кажется, классическую поэзию феней испортили. Мы не на зоне.

"неханжество" порой граничит с деградацией

sazon

У Шуры Каретного репертуар и смешнее и гороздо более "в тему". В данных "произведениях" феня не звучит, чувствуется что автор говорит не на своём языке, а лишь нахватавшись вершков. Некоторые "жаргонизмы" употребляются не верно и не с теми интонациями.

сразу видно большого "специалиста"

Mulan

Fraer

Опошлено, уничиженно, Попробуйте сравнить два произведения. В одном красота Русского Пушкинского языка, в другом грязь и пошлость уркской брани.

во-первых, феня - не брань, это профессиональный

язык определенной группы граждан. В связи с чем - его специфическая направленность. Сограждан этих, кстати сказать, достаточно много, соответственно жаргон у них достаточно развит. Соответственно их образу жизни. Именно поэтому Онегин здесь "идейный шпанюк", а Татьяна - воровка и проститутка.

Абсолютное дерьмо. Смысл объясните,зачем поганить классические произведения?.
Иностранцы учат русский чтобы читать Пушкина в оригинале.
Мы поганим русский чтобы его не читать?

sazon

Извините, но "блатная феня" часть нашей Российской культуры на протяжении уже нескольких веков. Сколько существует преступный мир столько у этого мира существует свой "специфический язык". И не только у нас, так везде. Это реальность. Другое дело, нужна ли "феня" обычному законопослушному обществу? В целом конечно не нужна. Тем более никчему переводить на "феню" произведения классиков.

Извините, "блатной" "феня" стала только в конце 19 века, когда тот самый В.И.Даль издал словарь языка "офеней" - мелких купцов-торговцев(типа наших "челноков") именно после этого любой профессионально-специфический язык называют "феней"

Ghoul

2Johan: не согласин: к примеру, я, с тремя высшеме образаванеями, местаме по рускаму языку на абластных алимпеадах, и пешу паалбанске.
Могу и нормально писать.
Это о чём-то говорит, кроме того что не стоит судить о чём-либо так опрометчиво. Это то же самое что сказать "все фанаты Крэдле оф Филтх - геи", или при личной неприязни к творчеству той же Кайли Миноуг говорить что чё Безног - дура, писька и пезда.
К каждому человеку и предмету должен быть индивидуальный подход. И если кто-то что-то делает - то это делается как минимум потому что автор решил сделать это, и уже достойно минимального уважения.
2 Fraer: не могу сказать что мне больше нравицца, оригинал или ремэйк, потому что мне на самом деле не очень нравится творчество Пушкина.
2 Viers: как сказал в одном интервью Юрий Дружников (преподающий, кстати, "пушкинистику" в Калифорнийском университете), любовь к творчеству Пушкина. А, в прочем, проццытирую пару отрывков из интервью 98 года в оригинале.
.
"Россия такая большая, что лучше видна издалека".
.
Вот уже десять лет я читаю лекции по истории русской литературы и писательскому мастерству. Помимо общих курсов по прозе и поэзии прошлого века, это "История русской цензуры", "Пушкинистика" (не биография, не творчество, а история изучения Пушкина, - курс, который не читается, кажется, больше нигде в мире, включая российские университеты).
. Ни семейные, ни экономические, ни даже политические причины для меня, в отличие от других моих коллег, основной роли не играют. Не важен и фактор ностальгии. "Люблю Россию я, но странною любовью", как сформулировал 150 лет назад Лермонтов. По взглядам я скорей всего космополит, а, главное, уверен: писать удобнее находясь вдалеке - как исторически, так и географически. Лучшие произведения Карамзина, Гоголя, Тютчева, Тургенева, Достоевского, Куприна, Бунина, Зайцева и многих других написаны за границей. Пушкин не стал всемирной величиной (мировое значение Пушкина - в общем-то советский миф), потому что его всю жизнь не выпускали в Европу и ему не удалось из России бежать, что я доказываю в книге "Узник России". Первым русским писателем, хорошо известным за границей, стал Иван Тургенев, потому что жил в Париже.
конецц ццытаты.

То Ghoul Возможно, я судил опрометчиво. Просто когда пошлятина кругом и зоновщина-тошнит.
Кстати, не все фанаты Крэдл оф Филтх-геи, потомушта сриди них есть и дэвушки))))))

Руку держа
на пульсе
времени,
Паучком юрким
по Cети
лажу:
Что интересно
онлайн-поколению?
Какие темы
умы
будоражат?

Вот новость недели:
рыдает тусовка,
Люди в будущее
глядят
со страхом -
Осталась
от мальчика
только кроссовка,
Остальное сгорело
в пизду
и нахуй!

В чём суть ситуации?!
Обрисую вкратце:
Пятёрка дебилов
на тачке
папашиной
В удолбанном виде
помчались
кататься,
Врезались в джип
и сгорели
заживо.

Казалось бы,
выродкам
нет оправдания,
Сейчас возмутится
общественность
хором.
Преисполнившись
праведным
негодованием,
Заклеймит обыватель
ублюдков
позором!

Но как бы не так!
Средь наркотов
голимых,
Решивших погейматься
в подвиг
Гастелло,
Опознали известного
репера Deem'а
И Ратмира Шишкова
с «Фабрики»
тело.

И что ж?!
в ниибическом
трауре
люди,
Клянут ненадёжность
бюргерской
тачки:
«Ратмирчик,
тебя
никогда
не забудем!
Небеса по тебе,
ангелочку,
плачут!»

Не мил белый свет
без торчка
уебанского!
Рыдают Кристинки
Алёнки
и Маши,
Сквозь слёзы
поскудную
рожу цыганскую
Обрамляют
траурной
лентой
в «Пейнтбраше».

А широкоштанные
парни суровые
Скупую слезу
украдкой
смахнувши,
Скажут о Deem'е
прощальное слово:
Тихое «Йо!» -
без пафосной
чуши.

А джипа водитель -
всеми забытый,
Хотя из-за парочки
звёздных
кретинов,
Пропитанных коксом,
как ромом
бисквиты,
Попал на ремонт
дорогущей
машины.

Но страшно не это:
Самое главное -
Всем похуй,
что кроме
тупых наркоманов
Примерно тогда же,
совсем недавно,
Умер
Великий
Актёр
Ульянов:

Сегодня душе
поэтиной
плохо,
Стиснув зубы,
едва
не плачу я.
Мне грустно:
ушёл
Человек-Эпоха:
А собакам -
и смерть
собачая!

Вокруг
в мини-юбках
порхают
грации,
А бабок голяк -
как всегда,
впрочем?
Поэт щас научит
нащщот
паебацца
Мотай на ус,
сетевой
дрочер!

Дарить пелотке бестолку цветы
Иль телефон в стекляшках от Сваровски;
Лишь хмыкнет - мол, дешёвые понты,
Она ж уже читала книжку Робски!
Миллионер счас нужен каждой суке -
Кто б отрубил Оксанке в деццтве руки?!

Любая ждёт: вот-вот приедет Он
Из Бентли - прыг, с авоськой бриллиантов,
И нах на старом Форде ей гандон,
Поэт весьма сомнительных талантов?
А мне куда прикажете девацца,
Мильёнов нет - но хочецца ебацца!

Но выход есть - ведь есть бесценный дар,
Что хоть принцессу покорит, хоть шлюху,
Зазвать тебя заставит в будуар
И милую хуйню шептать на ухо.
Дарить его ты можешь без опаски -
Такого нету и у Дерипаски!

Лишь тот, кто головою не поник
И не леницца зад поднять с дивана,
Способен принести на воротник
Своей подруге шкурку графомана.
Матёрый зверь, хитрее бегемота,
Весьма опасна на него охота!

Сперва пускай умелец отольёт
Серебряную пулю для мушкета:
Обычная такого не возьмёт,
Лишь разозлит - и всё, спасенья нету.
Тут уж молить нет смысла о пощаде -
Сожрёт, сначала отымевши сзади!

- «А где ж его берлогу мне найти?" -
Наверное, ты спросишь очень кстати.
Ищи его, иного нет пути,
Ты на любом литературном сайте.
Он там жирует вволю, нерестицца,
И мех роскошный при луне искрицца.

Ты затаись в засаде до поры,
Средь креативов спрячься осторожно,
И вот уж - чу! Зверюга из норы
Вылазит, воздух нюхая тревожно;
Трубит, копытом бьёт самодовольно -
Украдкой залюбуешься невольно!

Пасущийся прекрасен графоман,
Но не зевай, охотник, действуй быстро:
Как только он достанет свой баян,
Тут тотчас должен грянуть меткий выстрел.
На мушку взяв зловещую фигуру,
Прицелься в жопу, не попорти шкуру.

Вот и конец. Трофея дама ждёт;
Преподнеси красиво - мысли ширше.
А промахнулся - графоман уйдёт,
И будет гадить впредь, крапая вирши.
Ну а твоя тогда уж, лузер, доля
Дрочить на фото Анжелины Джоли!

да.
парень гениально стилизуется.

Отрывок из поэмы Владимира Маньяковского

Феня
стала нынче
какой-то хреновой,
как затрУханный лЕпень.
Нехорошо, бля!
Хочу
сиять заставить по-новой
величественнейшее слово
ШОБЛА.

Один на льдине!
Что с него взять?!
Всякий начистит
пятак кабану.
Кто его бздит?
Разве что блядь,
и то,
если под ним,
а не чмокает на банУ.

. Плохо челюскинцу
без никому.
На зоне ему не житуха,
а страсти:
каждый борзый
в рыло вотрёт ему,
а набздЮм -
ещё и отпедерастят.

А если
кентуются
фраерА, блин, -
кыш, мусАрня,
в жопу засунь языки!
Шобла -
это пАкши и грабли,
сжатые
в пудовые
маховикИ.

Без кентОвки ты ноль,
даже если баклан,
даже если
по жизни амбал духовитый.
Один не покатит
на шоблу
балАн ,
ну разве что вмазанный
или Богом убитый.

ПахАн и шобла -
это ж два братанА:
кому из них
шестерИть ты пошёл бы?
Мы говорим - шобла,
подразумеваем
паханА,
Мы говорим -
пахан,
подразумеваем шоблу.

Мой дядя, честный вор в законе,
Когда зависнул на креста,
Он оборзел, как бык в загоне,
Хоть с виду был уже глиста.
Его прикол - другим наука;
Но стремно - век я буду сука!
Сидеть с "бацилльным" день и ночь -
Ни выпей, ни поссы, ни вздрочь,
Какой же, блин, дешевый зехер
Мне с бабаём играть в жмурка,
Ему смандячив кисляка,
Колеса гнать за делать нехер,
Вздыхать и бормотать под нос:
"Когда ж ты кони шаркнешь, пес!"
Так думал за баранкой "мерса"
По жизни крученый босяк.
В натуре, масть поперла бесу:
Ему доверили общак.
Кенты "Одесского кичмана"!
С героем моего романа,
Чтоб дело было на мази,
Прошу обнюхаться вблизи:
Онегин, кореш мой хороший,
Родился в Питере, барбос,
Где, може, вы шпиляли в стос
Или сшибали с лохов гроши.
Гуляли в Питере и мы.
Но чем он лучше Колымы?

Пахан его, хоть не шалявый,
Но часто, змей, толкал фуфло.
Он гужевался кучеряво
И загадил все барахло.
Но Женьке обломилась пайка:
Его смотрела воровайка,
Потом он бегал с крадуном
И стал фартовым пацаном.
Щипач "Француз", голимый урка,
Учил смышленого мальца
В толпе насунуть гаманца,
Помыть с верхов, раскоцать дурку,
Мог в нюх втереть, чтоб не нудил,
И по блядям его водил.

Когда ж по малолетству братке
В башку ударила моча
И повело кота на блядки -
Послал он на хер ширмача.
Он словно выломился с "чалки":
Обскуб "под ёжика" мочалку,
Вковался в лепень центровой -
И стал в тусовках в жопу свой.
Он гарно спикал или шпрехал,
На танцах-шманцах был герой
И трезвым различал порой
"Иди ты. " и Эдиту Пьеху.
Народ прикинул: чем он плох?
Онегин, в принципе, не лох.

Мы все бомбили помаленьку;
На сердце руку положа,
Нас удивишь делами Женьки,
Как голой жопою - ежа.
Онегин был пацан толковый,
По мненью братства воровского,
Шпанюк идейный, не блядво:
Умел он, в случае чего,
Изобразить умняк на роже,
Штемпам, которых до фига,
Лапшу повесить на рога, -
Но фильтровал базары все же;
И так любил загнуть матком,
Что шмары ссали кипятком.

По фене знал он боле-мене;
Но забожусь на жопу я,
Он ботать мог по старой фене
Среди нэпманского ворья,
Припомнить Васю Бриллианта,
Вора огромного таланта,
И пел, хотя не нюхал нар,
Весь воровской репертуар.
Блюсти суровые законы,
Которыми живет блатняк,
Ему казалось не в мазняк,
Зато он мел пургу про зоны,
Этапы и родной ГУЛАГ -
Где был совсем не при делах.

Письмо Татьяны Онегину

Я тусанула вам малёвку;
Хуль тут еще соображать?
Теперь вы можете воровку
За делать нехер облажать.
Но вы, мою судьбу-кантовку
Не парафиня, не говня -
Не офоршмачите меня.
Сперва метлу я привязала;
Поверьте, я бы, как транда,
Не раскололась никогда,
Когда бы я в натуре знала,
Что редко, хоть в неделю раз,
На хазе буду мацать вас.

. На кой вы шлындали до нас,
Как зэк с поносом на парашу?
Да я в гробу видала вас,
А заодно и маму вашу!
Когда-нибудь себе я скрашу
Проблему жизни половой,
И, выползая из навоза,
Найду по сердцу шмаровоза
И стану классной плечевой

Без конвоя выломлюсь на трассе,
В непонятке маякнет бульвар;
Ночь нишкнет, как жулик на атасе,
И звезда с звездою трет базар.
В небесах - сплошной отпад и глюки!
В сисю закемарила земля.
Что ж мне в таску эти джуки-пуки?
Жду ль чего, как сучка кобеля?

Хуль мне здесь ловить - звиздюлю, что ли?
Хуля мне жалеть, набычив рог?
Я хотел бы втихаря на воле
Отрубиться, блин, без задних ног!

Но не в деревянном макинтоше.
Просто массой придавить кровать,
Чтоб не дул сквозняк, не грызли воши,
И не в кипиш жабры раздувать;

Чтобы всю дорогу в бессознанке
Мне про Мурку пели бы кенты,
Чтобы дуб шумел, а не поганки.
Дайте дуба - и всему кранты.

На далекой Индигирке
Не бывал я никогда.
Только длинные этапы
После строгого суда -
Только длинные этапы
Ходят с зэками туда.
Из пересыльной гавани,
В каптерку сдав рога,
Зэчня уходит в плаванье
К колымским берегам.
Плывут они в Waltender 24.10.2008 - 03:10

Однажды зимою, колымский бродяга,
Я чапал тайгою, был жуткий дубняк.
Секу, кочумает на сопку коняга,
Таранит какой-то обапол в санях.
И рядом, каная за честного вОра,
Под жабры ведёт эту клячу лохмэн:
Колёса со скрипом, бушлат от Диора,
С тузом на спиняке. а сам - с гулькин хрен!

«Здорово, братишка!» - Пошёл бы ты в жопу!
«Следи за базаром, а то писану!
Откуда обапол?» - А хуля ты, опер?
Дровишки на зону везу пахану.

Пахать западло для козырного зэка.
«А что за пахан и какая семья?»
- Семья-то большая, да два человека -
Лишь мы с паханом - на кодляк бакланья.

«Как, брат, погоняло?» - Да Влас мне кликуха.
«А кой ты тут годик?» - Шестой разменял.
Пшла, падла! - заехал кобыле он в ухо,
Добавил пинка и без горя слинял.

Прошмандовка Стрекоза
Прокуражила все лето;
Зусман долбит, грошей нету -
Стала крыть ее шиза.
Быстро время миновало;
А бывало, что давала
И на лавке, и в кустах,
И за бабки, и за так.

Алитет уходит в горы -
Наша соска приплыла:
Все, кому она дала,
На хер шлют. Любовь прошла
И завяли помидоры!

Стрекозе грозит хана,
К Муравью ползет она:
"Не оставь меня, кум милый!
Я же блядь, а не громила,
Так что, мать твою ети,
Подогрей и приюти!" -

"Раз тебя приперли вилы,
Где ж ты летом понт давила?"
Дуру гонит Муравей.
"Так ведь мы же, мусор, бляди!
Наше дело пей-гуляй,
Только дырки подставляй
Сверху, спереди и сзади".

"А, так ты. " - "Я для души
И тебе бы подмахнула".
"Подмахнула? ну, загнула:
Вот кайло - иди маши!"

У каждого дела
Свой запах, ребята:
Пахнут гоп-стопники
Сто сорок пятой.
Скокарь, повязанный
В вашей квартире,
Пахнет статьею
Сто сорок четыре.

Крупный разбойник -
Сто сорок шестая -
Пахнет пятнашкой,
Скажу не читая.

Пахнет парашею
Мелкий баклан.
Пахнет червонцем
Крутой наркоман.

Пахнет психушкой
Мокрушник-валет.
Босс-маслокрад -
До пятнадцати лет.

Если "лохматку"
Взломаешь, старик,
Дурно запахнет:
Возьмешь семерик.

Пахнет "зеленкой"
Любитель террора.
Только не пахнут
Кремлевские воры.

Грабят, жируют
При нищем народе -
Очень воняют!
. Зато - на свободе.

Классическая поэзия в блатных переводах

Латынь из моды вышла ныне, или Зачем народу блатная лирика

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы предсказать, что приведённые ниже переводы подействуют на определённую часть филологов, как красная тряпка на быка. Мало того, что автор пропагандирует так называемый «блатной» жаргон – он ещё и кощунственно издевается над величайшими образцами русской словесности – стихами Пушкина, Лермонтова, Ахматовой, Маяковского… Даже на Шекспира руку поднял! Кошмар!

Скажу откровенно: я всегда поражался чудовищному невежеству многих наших так называемых «знатоков языка» во всём, что касается жаргона уголовно-арестантского мира – того языка, который по старинке принято называть «блатной феней», а то и «блатной музыкой». Занюханные институтки с дипломами лингвистов и пескоструйщики, всю жизнь посвятившие изучению жанрового своеобразия поэмы «Дядя Стёпа», с истерическим визгом бьют в набат: родной язык засоряется жаргонными словечками! Ах, блатные песни! Ах, молодёжный сленг! Ах, что делают с великим и могучим.

Хуже всего то, что эта учёная шарашка понятия не имеет о явлении, которое она так лихо осуждает. В нашей филологии мы наблюдаем плоды большевистского «просвещения». На смену высокообразованным, чуждым ханжества и мещанского жеманства учёным-языковедам в лингвистику впёрлись в грязных сапогах холуи и хамы, «кухаркины дети». Вытеснив, расшлёпав и растоптав цвет нации, они нагадили в античные вазы, натянули на уши шапку Мономаха – и возомнили себя царями.

Однако из грязи в князи вылезти, конечно, можно; вот только отмыться можно не всегда. Синдром мещанина во дворянстве – всячески открещиваться от своего прошлого, стремиться подражать тем, чьё место занял. Поэтому пролетарские лингвисты с самого начала заложили фундамент «борьбы за чистоту языка», выхолащивая из него всё то, что напоминало им об их прошлом.

Эту черту замечательно подметил Владимир Маяковский. Вспомним его Пьера Скрипкина и Олега Баяна из комедии «Клоп»:

«– Что я был в качестве простого трудящегося? Бочкин и – больше ничего. И вот я теперь Олег Баян, и я пользуюсь, как равноправный член общества, всеми благами культуры и могу выражаться, то есть нет – выражаться не могу, но могу разговаривать хотя бы как древние греки… И мне может вся страна отвечать, как какие-нибудь трубадуры:

Для промывки вашей глотки,

за изящество и негу

хвост сельди и рюмку водки

преподносим мы Олегу».

Новослепленные «академики» учились не сморкаться в занавески, а также говорить, как трубадуры. А язык простонародный, живой, истинно русский – нередко грубый, солёный, заковыристый – гнали за порог: он намекал им на ту самую грязь, из которой они выползли в князи.

Даже из произведений Пушкина вымарываются так называемые «нецензурные слова», выражения и целые стихотворения.

А может, я сгущаю краски, говоря о синдроме «лингвистического быдла»? Может, и прежде научный мир был столь же стыдлив? Да нет; воровские языки изучал незабвенный Владимир Иванович Даль, и не только воровские, но также тайные языки ремесленников и торговцев, из которых русское арго позаимствовало немало слов и выражений.

Почти половина так называемой «фени» – это великорусский, древнерусский, церковно-славянский язык. Это – бережно пронесённые через века жемчужины русской речи. Правда, они – немного в навозе. Тут ничего не поделаешь. Отчистим. Такая чистка идёт уже давно. Блатной жаргон отвоёвывает позиции в высокой поэзии. Можно назвать Владимира Высоцкого, Александра Галича, Юза Алешковского. А что вы скажете о таком факте: два бывших русских «сидельца» – Александр Солженицын и Иосиф Бродский – получили Нобелевскую премию? Причём за произведения, насыщенные уголовно-арестантской лексикой. А между тем Бродский является признанным поэтом-интеллектуалом. И вот вам несколько цитат из его стихов:

…Ни резвого свинца, ни обнажённых лезвий,

как собственной родни, глаз больше не бздюме.

Читайте также: