Какой пастух такие и овцы

Опубликовано: 25.06.2022

Политик Жириновский однажды сказал:

Это не точная формировка, но смысл понятен – только умный и образованный человек сможет сконструировать переворот в обществе. И цель может быть самая благородная. Но лишь в начале. Потом этот умный человек начинает держаться за власть и всеми мыслимыми и немыслимыми способами делает так, чтобы при его жизни кардинально ничего не менялось.

А что народ?

А народ, как ещё говорят - это стадо. И благополучность этого стада зависит от пастуха. Звучит грубо, но это так. Да, отдельный человек может прекрасно понимать, что происходит в стране или мире, но в толпе многие почему-то ведут себя по иному.

Стадное чувство, как ещё говорят.

Хотите верьте, хотите нет

Далеко ходить не надо – достаточно посмотреть, что творится с образованием. Причём не только в России, как многие любят подчёркивать , но и во всём мире. Например, более 50% американцев имеют начальное образование (дальше либо не идут учиться, так как у них это дорого). Колледжи заканчивают ещё меньше людей. А высшие заведения заканчивают только люди с высоким достатком (менее 5%).

Стоимость годового высшего образования по странам (цифры усредненные).

Всё свободное время среднестатистический гражданин проводит за просмотром сериалов, самые молодые торчат в видеоиграх совершенно не интересуясь происходящем в мире. Более старшее поколение подсело на бесконечные телешоу, которые заставляют отвлечься от повседневных проблем и расслабить мозг. Хорошо живут в этой стране не более 10% граждан, многие находятся за чертой бедности или вовсе без крыши над головой.

А ведь Америка страна первого мира и сверхдержава!

Кто-то скажет, что мир катится в тартарары, но…

Но это не так. Мир никуда не катится. Он всегда такой был. Достаточно почитать басни Ивана Андреевича Крылова , который жил два века назад, как становится ясно, что мир всегда был таким. Крылов очень чётко умел зашифровывать простые истины в незамысловатых историях, главными действующими лицами которых были животные.

Противостояние «стада и пастуха» — это древний конфликт. Он возник, когда один умный человек понял, что сможет обхитрить глупого и делать так, чтобы этот глупый всё делал только ему в угоду. Постепенно умный человек обучил этому своих детей, а дети внуков и правнуков. И вот спустя несколько тысячелетий мы имеем стойкую прослойку богатых и бедных.

Но вернёмся к одной очень хитрой басне Крылова (она будет в конце).

Басня «Волк и волчонок» была написана в 1811 году. Двести лет прошло как видите. Удивительна эта басня в том, что в ней нет подводной морали как у многих басен Крылова. Она прямым текстом ставит конфликт, а в конце даёт решение, раскрывает суть.

Волк никогда не будет подчиняться, потому что это будет уже не волк, а собака. Поэтому он всегда поодаль ото всех

В тексте мы имеем не только стадо и пастуха, но волка и волчонка. Старший учит младшего жизни. Здесь волк играет роль мудрого наставника, который дожив до седин хорошо знает устройство общества. И самое главное – волк вне стада (общества), он сам за себя.

Аллюзии разглядеть очень просто. Например, государство и народ, оппозицию и конечно же органы правопорядка . В каждой стране есть люди, которые живут как бы поодаль основного общества, так как прекрасно понимают устройства мира. Они не лезут на баррикады и грызут глотки за власть и деньги. Это довольно самодостаточные люди, которые лучше промолчат, чем будут распространять непроверенные слухи или личное мнение. И волк здесь играет роль именно такого человека.

-Метки

-Рубрики

  • Исследуя Писание (12750)
  • песни (3277)
  • Израиль/еврейские корни (2290)
  • пророчества (1821)
  • Церковь (1461)
  • свидетельства (1203)
  • последнее время (909)
  • книги (798)
  • Дерек Принс (632)
  • Притчи/рассказы (605)
  • Давид Вилкерсон (572)
  • Молитва (553)
  • природа (512)
  • Библия и наука (441)
  • фильмы (359)
  • Освальд Чеймберс (357)
  • Библия (331)
  • стихи (330)
  • Чарльз Сперджен (320)
  • Музыка (260)
  • Т.Остин-Спаркс (253)
  • новости (229)
  • Разное (220)
  • гонения (131)
  • Бреннан Мэннинг (106)
  • Эндрю Мюррей (83)
  • Жанна Гийон (78)
  • Артур Кац (74)
  • КАРРИ БЛЕЙК (54)
  • Э.У. Тозер (51)
  • Космос (42)
  • медицина (25)
  • Верон Аш (22)
  • Ти Ди Джейкс (17)
  • Майк Бикл (3)
  • Клайв Стейплз Льюис (3)
  • Джон Пол Джексон (1)
  • Макс Лукадо (1)
  • Рик Джойнер (1)

-Музыка

-Поиск по дневнику

-Друзья

-Статистика

original добрый пастырь (640x480, 29Kb)


Сию притчу сказал им Иисус. Но они не поняли, что такое Он говорил им.

Нет более любимого образа Иисуса, чем образа Доброго Пастыря. Образ Пастыря вплетен в речь и образы Библии. Иначе и не может быть. Главная часть территории Иудеи была горным плато, простирающимся от Вефиля до Хеврона на 35 миль в длину и на 14-17 миль в ширину. Почва была большей частью твердая и каменистая. Иудея была больше пригодна для скотоводства, чем для земледелия, и потому в ее нагорных районах образ пастуха был обычным и знакомым.

Жизнь пастухов была исключительно трудной. Никакое стадо не паслось без надзора пастуха и он никогда не бывал свободным. Так как травы было не много, овцы постоянно передвигались с места на место и нуждались в постоянном присмотре. Пастбища не были окружены заборами и овцы могли легко заблудиться. По обе стороны плоскогорья обрывалось круто в пустыню, и овцы, дойдя до края, могли легко скатиться вниз с обрыва. Работа пастуха была не только непрерывной, но и опасной, потому что, помимо всего, ему приходилось охранять овец от диких зверей, особенно волков, так же как и от воров и бандитов, которые всегда готовы были украсть овцу.

Сэр Джорж Адам Смит, объехавший всю Палестину, пишет: "Когда он встретится вам на поросшем вереском бугре, где по ночам воют гиены, бдительный, дальнозоркий, обветренный, опирающийся на посох и надзирающий над своим стадом овец, которое разбрелось во все стороны, хотя ни одна овца не покинула его сердца, вы начинаете понимать почему иудейский пастух оказался впереди еврейской истории, почему его именем назван их царь, почему он стал символом заботливости, и почему Христос взял именно его в пример самопожертвования". Постоянная бдительность, бесстрашное мужество, терпеливая любовь к стаду - были необходимыми чертами характера пастуха.

О Боге часто говорится как о Пастыре, а о Его народе, как о стаде. "Господь Пастырь мой, я ни в чем не буду нуждаться" (Пс. 22,1). "Как стадо вел Ты народ Твой рукою Моисея и Аарона" (Пс. 76,20). "А мы народ Твой и Твоей пажити овцы, вечно будем славить Тебя в род и род" (Пс. 78,13). "Пастырь Израиля! Внемли; водящий, как овец, Иосифа, восседающий на херувимах, яви Себя" (Пс. 79,2). "Ибо Он есть Бог наш и мы народ паствы Его и овцы руки Его" (Пс. 94,7). "Познайте, что Господь есть Бог, что Он сотворил нас и мы - Его народ и овцы паствы Его" (Пс. 99,3). О Помазаннике Божием - Мессии - тоже говорится часто, как о Пастыре овец. "Как Пастырь Он будет пасти стадо Свое. Агнцев будет брать на руки и носить на груди Своей и водить дойных" (Ис. 40,11). Вожди народа часто назывались пастырями Божьего стада: "Горе пастырям, которые губят и разгоняют овец паствы Моей! говорит Господь. Посему так говорит Господь, Бог Израилев, к пастырям, пасущим народ Мой: вы рассеяли овец Моих и разогнали их и не смотрели за ними: вот Я накажу вас за злые деяния ваши, говорит Господь. И соберу остаток стада Моего из всех стран, куда Я изгнал их, и возвращу их во дворы их, - и будут плодиться и размножаться. И поставлю над ними пастырей, которые будут пасти их, и они уже не будут бояться и пугаться и не будут теряться, говорит Господь" (Иер. 23,1-4). Иезекииль бросает тяжкое обвинение лжепастырям, которые ищут личной выгоды, вместо того, чтобы заботиться о стаде. "Горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих!" (Иез. 34,2).

Этот образ переходит и в Новый Завет. Здесь Иисус Пастырь Добрый, готовый полагать жизнь Свою за овец и спасать одну заблудшую овцу (Мат. 18,12; Лук. 15,4). Он жалел людей которые были как овцы без пастыря (Мат. 9,36; Пар. 6,34). Его ученики названы "малым стадом" (Лук. 12,32). Когда Он, Пастырь, был поражен, овцы разбежались (Мар. 14,27; Мат. 26,31). Он Пастырь душ человеческих (1 Пет. 2,25) и Пастырь овец (Евр. 13,20). Долг пастыря питать стадо Божие, и охотно брать на себя ответственность за надзор за стадом, а не принужденно и не из-за корысти, и не господствуя над стадом, но подавая во всем пример (1 Пет. 5,2.3). Павел говорил руководителям Церкви в Ефесе: "Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею" (Деян. 20,28). Последним повелением Иисуса Петру было: "Паси агнцев Моих" и "Паси овец Моих" (Иоан. 21,15-17). У иудеев есть прелестная легенда о том, почему Бог избрал Моисея вождем израильского народа: "Когда Моисей пас овец отца жены своей в пустыне, один ягненок убежал. Моисей пошел за ним и дошел до оврага, в котором ягненок нашел питьевую воду. Когда Моисей поравнялся с ним, он сказал ему: "Я не знал, что ты убежал потому, что захотел пить. Теперь ты, наверно, устал". Он взял ягненка на плечи и понес обратно в стадо. И Бог сказал ему: "За то, что ты сжалился и понес обратно одного из стада, которое принадлежит человеку, я дам тебе руководить стадом израильским".

Слово пастырь должно рисовать перед нами образ неутомимого труженика на ниве Божией и должно напоминать нам о нашем долге в отношении близких, и особенно тогда, когда мы несем какое-нибудь служение в Церкви.

Палестинский пастух исполнял свое дело не так, как пастухи в наше время и в нашей стране. И для того, чтобы получить полное представление об этом образе, мы должны посмотреть на этого древнего пастуха и на то, как он исполнял свое служение.

Его снаряжение было очень простым. У него была пастушеская сумка из шкуры животного в которой он носил провизию: хлеб, сушеные фрукты, маслины и сыра. Он всегда носил с собой пращу. Большим искусством у многих мужчин тогда считалась способность "запустить камень из пращи в волос и не промахнуться" (Суд. 20,16). Пастух пользовался пращей как оружием нападения и защиты и еще для одного интересного дела. В те дни не было овчарок или специальных собак для присмотра за стадом, и потому когда пасту хотел вернуть обратно забежавшую далеко овцу, он закладывал камень в пращу и запускал его так, что он падал прямо перед носом заблудшей овцы в знак того, что пора поворачивать. У него был жезл - коротенькая деревянная дубинка с шишкой на конце, и часто усеянная гвоздями. На рукоятке было отверстие для ремня, на котором дубинка висела у пояса пастуха. Жезлом пастух защищал себя и стадо от хищных зверей и разбойников. У него был посох - длинная пастушеская палка с большим крюком на верхнем конце, которым он мог ловить и притягивать на ногу овцу, делающую поползновение удрать. В конце дня, когда овцы возвращались в загон, пастух держал свой жезл поперек входа низко над землей и каждая овца должна была пройти под ним (Иез. 20,37; Лев. 27,32). И пока овца проходила под жезлом, пастух бегло осматривал, не поранилась ли она за день.

Отношения между овцами и пастырем в Палестине тоже отличаются от отношений в других странах. Во многих странах овец разводят главным образом на мясо, а в Палестине в основном ради шерсти. Поэтому там овцы проводят много лет со своим пастухом, получают от него имена, на которые и откликаются, когда он их зовет. Имена эти обычно наглядные, соответствующие виду животного названия, как например: "Коричневая нога", "Черное ухо", и т.д. В Палестине пастух идет впереди, а овцы следуют за ним. Он идет впереди, чтобы увидеть безопасна ли дорога, по которой он поведет овец. Иногда овец нужно понуждать идти. Один путешественник видел однажды, как пастух перевел стадо через ручей. Овцы упрямились, боясь переходить. Тогда он взял одного ягненка на руки и перенес его на другую сторону. Когда мать увидела его на другой стороне, она охотно перешла туда сама, а за нею и все стадо. Совершенно верно, что овцы знают и понимают голос восточного пастуха, и что они ни за что не откликнутся на голос чужого им человека. Некто X. В. Мортон описывает каким образом пастух в Палестине говорит со своими овцами:

"Иногда он говорит с ними громким, нараспев, голосом, пользуясь странным языком, какого я никогда в жизни не слыхал. Впервые я услыхал этот козлиный и овечий голос за Иерихоном. Стадо коз спустилось в долину и начало взбираться на склон холма на другой стороне. Пастух увидел, что некоторые из коз отстали, задержавшись у какого-то вкусного кустарника. Обратившись к козам, он заговорил с ними громким голосом на языке, на котором, вероятно, Пан говорил когда-то в горах Греции. Голос был животными звуками, произнесенными в особом порядке. Не успел он окончить свое обращение, как ответное блеяние прозвучало из стада, и два или той животных повернули головы в его сторону. Однако, они не послушались его. Пастух выкрикнул одно слово и подобное смеху блеяние, и сразу же козел с колокольчиком на шее перестал жевать, и покинув стадо, побежал с холма вниз, через долину на другой холм на ее другой стороне. Пастух в сопровождении козла пошел дальше и исчез за холмом. Вскоре в стаде началась паника, козы перестали щипать кустарник, как бы забыв о нем, искали глазами пастыря. Но его не было видно. Они поняли, что вожак с колокольчиком на шее не был больше с ними. Издалека донеслось странное, подобное смеху, блеяние пастуха, и тогда на этот звук все стадо помчалось в долину и из нее на холм, где их ожидал их вожак и пастух" (Х. В. Мортон "По следам Учителя" стр. 154-155).

В. М. Томсон, в своей книге "Земля и книга" говорит то же самое:

"Пастух громко выкрикивает время от времени, чтобы напомнить овцам или козам о своем присутствии. Они знают его по голосу и идут за ним, но если позовет кто чужой, они настораживаются, смотрят тревожно по сторонам, и если повторится, поворачиваются и пускаются в бегство, потому что они не знают чужого голоса. Я проверил это на опыте несколько раз".

X. В. Мортон рассказывает о сцене, которую он наблюдал в одной пещере в Вифлееме. Два пастуха загнали свои стада в пещеру на ночь. Как могли они потом разделить эти два стада? Один пастух отошел на расстояние и позвал голосом, который был знаком только его овцам. Вскоре все это стадо выбежало к нему, потому что знало голос его. Они не пошли бы ни на чей другой зов, потому что знали только зов их пастуха. Один путешественник восемнадцатого века рассказывает, как палестинские овцы танцуют быстро или медленно под своеобразные звуки пастушеской дудочки их пастуха.

Каждая подробность жизни пастухов освещает образ Доброго Пастыря, овцы Которого слышат голос Его и чья постоянная забота только о Его стаде.

Пастырь (пастух) в Библейские времена было почетной профессией, в Израиле, даже дети знатных людей и царей пасли овец: Иаков, Давид, Моисей, Амос и даже дочери были пастухами.

Пастушеская жизнь евреев и их особенная наклонность к скотоводству известны каждому читателю Библии.

Первым пастырем овец был Авель (Быт. IV, 2).

Интересные факты о пастухах

Пастушеское занятие считалось почетным, но Во времена Иосифа - пастухи овец были мерзость для Египтян.

Быт. 46:34 "Ибо мерзость для Египтян всякий пастух овец."

Иаков и его сыновья, Моисей и Давид и другие выдающиеся личности почти все вели пастушескую жизнь.

Слово пастырь часто употребляется и в иносказательном значении, иногда по отношению к правителям народов, священнослужителям, а иногда по отношению к Божественному главе и Господу

В библейские времена очень ценились овцы. Они обеспечивали человека шерстью, мясом и молоком. Использовались даже рога - из них делали специальные трубы (Лев. 25:9) или сосуды для масла.

В библейские времена пастух пас коз и овец в одном стаде. Из козьей шерсти делали грубую такань для покрытия шатров или для простой одежды, а из козьих шкур выделывали мехи для хранения воды. Во время великого суда в конце времен Бог всех людей отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов".

Интересные факты о пастухах

Иисус сравнил людей, которые делают добро его наименьшим братьям, с овцами, а тех, кто отказываются делать это,— с козлами ( .. и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов - по левую.) (Мф 25:31—45). Латинская версия фразы: Ab haedis segregare oves [аб хэдис сэгрэгарэ овэс].

Иносказательно: отделить хороших от дурных, негодных и т. д. Велик и страшен будет этот день для каждого из нас. Потому и суд этот называется Страшным, так как открыты будут перед всеми наши дела, слова, и самые тайные мысли и желания. Тогда уже не на кого нам будет надеяться, ибо Суд Божий праведен, и каждый получит по делам своим.

Пастух часто пас стадо овец и коз, принадлежавших жителям его селения. После зимних дождей вокруг селения поднималась обильная трава, на которой можно было пасти овец и крупный рогатый скот.

Когда палящее летнее солнце иссушало траву, пастуху приходилось отгонять стадо далеко от дома, чтобы найти для животных пригодное пастбище (1Пар. 4:39-40) Он также должен был отыскать колодец, откуда мог бы брать воду для овец и коз.

Пастуху приходилось защищать свое стадо от хищников, которые водились в диких местах (1Цар. 17:34-36). Львы, медведи, шакалы и гиены нападали на овец из стада.

Пастух носил с собой тяжелую дубинку с шипами из острых камней для защиты от зверей (Пс. 22:4). Была у него и кожаная праща, чтобы бросать в хищников камни. У пастуха была длинная, около двух метров, палка, служившая дорожным посохом при ходьбе по пересеченной местности; ею же пастух погонял стадо (Иез. 20:37-38).

Иногда этот посох был загнут на конце. Пастух брал с собой кожаный мешок, называвшийся сумой, в котором он держал провизию. У некоторых пастухов бывали небольшие тростниковые дудочки, на которых они наигрывали мелодии, одновременно следя за стадом.

На ночь пастух должен был найти безопасное место для своих овец (Лк. 2:8). Часто он загонял их в какую-нибудь пещеру, а сам ложился у входа, чтобы хищник не мог пробраться туда (Ин. 10:7). Если пещер не было, приходилось строить простой загон из камней и хвороста.

В селениях бывали каменные овчарни с небольшой пристройкой для пастуха, охраняющего стадо.

Пастух проводил очень много времени с порученными ему овцами и знал кличку каждой из них (Ин. 10:14). Он знал, какой семье принадлежит овца, и всегда мог вернуть ее владельцу.

Зимой, когда метель заносит стадо овец, животные обязательно разбегаются. Но если они видят стоящего пастуха, то окружают его стадом со всех сторон и стоят на месте. Стоит пастуху лечь на землю, чтобы укрыться от метели, как овцы побредут в разные стороны и погибнут от метели.

Случалось так, что пастухи замерзали, стоя на ногах, пытаясь спасти овец. Когда же кончалась метель и на помощь приходили другие пастухи, они находили овец, стоящими плотно друг к другу, при этом никто из них не погиб, кроме пастуха.

Интересные факты о пастухах

Одна стрижка взрослой овцы способна дать до 10 кг шерсти. До сих пор учёным не удаётся создать синтетический аналог овечьей шерсти, не уступающий ей по качеству и сохранению тепла.

Образ Пастыря вплетен в речь и образы Библии. Отношения между овцами и пастырем в Палестине тоже отличаются от отношений в других странах. Во многих странах овец разводят главным образом на мясо, а в Палестине в основном ради шерсти. Поэтому там овцы проводят много лет со своим пастухом, получают от него имена, на которые и откликаются, когда он их зовет.

Овца упоминается в Библии чаще других животных – примерно четыреста раз, если учитывать упоминания о стадах. Пастух или пастырь упоминается около сотни раз. Такая насыщенность объясняется двумя причинами – значением овец в кочевой и сельскохозяйственной жизни евреев и особыми чертами образов овцы и пастуха, делающих их подходящими источниками метафор духовной реальности.

Овцы занимали центральное место в хозяйственной жизни Израиля с самых давних времен ( Быт. 4:2 ). Пастухами были Авраам, Исаак, Моисей, Давид и Амос ( Быт. 12:16; 26:14 ; Исх. 3:1 ; 2Цар. 7:8 ; Ам. 1:1 ). В роли пастухов выступали не только мужчины – среди пастушек можно отметить Рахиль ( Быт. 29:9 ) и дочерей Иофора ( Исх. 2:16 ). Овцы давали продукты питания (молоко и мясо) и шерсть и были важнейшей частью жизни в засушливом восточном Средиземноморье, поскольку могли довольствоваться минимальным количеством воды и травы, а в жаркое время года их можно было переводить на новые места с подножным кормом. Овцы играли также видную роль в ветхозаветной системе жертвоприношений.

Условия овцеводства в древней Палестине служили основанием для метафорических образов. Эти условия значительно отличались от современных. Овцы не содержались в загоне и не предоставлялись самим себе. Они полностью зависели от пастуха, который защищал их, приводил на пастбище, поил, давал им приют и заботился о них. Овцы не только нуждаются в присмотре, но и удивительно бестолковы – они могут бессмысленно блуждать, не находя пути к овчарне, даже если она находится в пределах видимости.

Иногда с овцами смешивались другие животные, например, козы. Такая ситуация ярко показана по крайней мере в двух библейских местах – опытах Иакова со стадами Лавана ( Быт. 30 – 31 ) и в речи Иисуса на Елеонской горе, где Он описывает конечный суд как время, когда Бог отделит овец от козлов ( Мф. 25:32–33 ).

Беспомощностью овец объясняются качества, которые требуются от доброго пастыря, предстающего в Библии классическим образцом заботы и сострадания. Задача пастыря состояла в том, чтобы водить овец из безопасного загона, где они находились по ночам, по надежным путям к местам выпаса. После утренней кормежки на пастбище овцы в середине дня, как правило, лежали несколько часов в тенистом или прохладном месте ( Песн. 1:6 ) и вечером возвращались в загон, где пастух ухаживал за больными или пораженными овцами. Для защиты овец от хищников пастухи носили два орудия – «жезл и посох», упомянутые в Пс. 22:4 , один из которых представлял собой дубинку, а другой – обычный крюк, использовавшимся для защиты или избавления от опасности или для облегчения подсчета овец, когда они входили в овчарню (процесс, известный как «прохождение под жезлом»; см. Лев. 27:32 ). Пс. 22 , построенный на описании типичного дня жизни пастыря, может служить пособием для понимания забот пастыря.

Итак, пастухи были кормильцами, путеводителями, защитниками и постоянными спутниками овец. Они олицетворяли также власть и руководство для находящихся под их опекой животных. Взаимосвязь между пастухом и овцами настолько тесная, что ближневосточные пастухи и сейчас могут разделить отары, смешавшиеся у водопоя или ночью, просто позвав своих овец, которые знают голос своего пастуха и идут за ним. Пастухи неотделимы от своих стад, и их работа требует внимания, проходит в одиночестве и иногда связана с опасностью ( Быт. 31:38–40 ; 1Цар. 17:34– 35 ). Пастухам помогали сыновья или дочери ( Быт. 37:12 ; 1Цар. 16:11 ) или наемные работники ( Ин. 10:12–13 ), что, опять же, наделяло их властью и возлагало на них ответственность.

Наряду с условиями хозяйственной жизни древней Палестины, библейские образы овец и пастухов связаны с большим пластом литературы, известной как пасторальная. В этом литературном жанре пастух идеализируется как добродетельная фигура и духовный лидер. В пасторальной литературе пастух часто выступает в роли возлюбленного (как в Песни песней) и поэта (как в случае с Давидом – «сладким певцом Израилевым» [ 2Цар. 23:1 ]). В пасторальной литературе простое изображение пастушеского мира вызывает ассоциации с нравственной невинностью и образцовым управлением. Черты этого жанра проявляются уже в фигуре Авеля, «пастыря овец», который был также образцом благочестия ( Быт. 4:2–4 ), и в образе пастухов, которые первыми узнали о рождестве ( Лк. 2:8 ).

Основываясь на этих простых фактах, связанных с овцами и пастушеством, библейские авторы и Иисус строят продуманную символическую и метафорическую систему образов. В ней можно выделить четыре основных направления.

Лидеры как пастыри. На основании образа пастуха как руководителя и кормильца гражданские и религиозные лидеры в библейских рассказах часто изображаются пастырями, а народ овцами. В определенном смысле этому образцу соответствовали патриархи, поскольку они были пастухами по своему ремеслу и прародителями народа Израиля. Первым ясным примером служит Моисей, который был пастухом, прежде чем стать вождем Израиля ( Исх. 2:15 – 3:1 ), и образ которого использовал один из псалмопевцев, написавший, что Бог вел Свой народ «как стадо. рукою Моисея и Аарона» ( Пс. 76:21 ). Преемник Моисея Иисус Навин тоже получил предназначение вести народ, «чтобы не осталось общество Господне, как овцы, у которых нет пастыря» ( Чис. 27:17 ). Давид по своей сути был пастырем-правителем, которого Бог «взял. от дворов овчих, и. привел его пасти народ Свой, Иакова» и который пас израильтян «в чистоте сердца своего, и руками мудрыми водил их» ( Пс. 77:70–72 ). Хотя пастырями часто называли и иноземных царей, причем даже в Библии ( Ис. 44:28 ), библейские авторы проявляют сдержанность в использовании этого образа применительно к своим царям. Среди израильских царей пастырем однозначно считается только Давид ( 2Цар. 5:2 ), хотя в 3Цар. 22:17 этому образу, возможно, придается более общий характер. Примером пророка-пастыря служит Амос, которого Бог взял «от овец» и призвал пророчествовать Израилю ( Ам. 7:15 ; ср. Ам. 1:1 ). Судей тоже называли пастырями ( 2Цар. 7:7 ).

Сатира в адрес духовенства – высмеивание недостойных религиозных пастырей – всегда была частью пасторального жанра. Она присутствует и в Библии, где неверные религиозные деятели часто изобличаются как дурные пастыри. В этих обличениях не всегда можно провести четкую разграничительную линию между гражданским руководством и священничеством. Классическое место в этом отношении – Иез. 34 , где развернутому сатирическому порицанию подвергаются эгоистичные и ненадежные лидеры, не заботившиеся о народе Израиля. Судя по данной Иезекиилем оценке этих бесчестных пастырей, мы можем заключить, что они должны были защищать народ и заботиться о нем (не эксплуатируя его), укреплять слабых, врачевать больных, перевязывать раненых, возвращать потерянных, править ими милостиво и собирать их вместе ( Иез. 34:2–6 ). Поскольку недостойные пастыри заботятся больше о себе, чем об исполнении своих обязанностей, и грабят, а не ищут овец, Бог возложит на них ответственность за это, отнимет у них их положение и лишит их средств к существованию ( Иез. 34:8–10 ). Решением этой проблемы служит обетование пастыря из рода Давида, который будет по-настоящему заботиться о народе ( Иез. 34:23 ).

Религиозной сатирой в пасторальном духе пользуются и другие ветхозаветные пророки. Иеремия обличает вождей, которые пренебрегают своими обязанностями, вследствие чего люди сбиваются с пути ( Иер. 10:21; 50:6 ). Эти лжепастыри сами будут уничтожены ( Иер. 25:34–36 ; ср. Зах. 10:2–3; 11:15–17 ) и заменены пастырями по Божьему выбору ( Иер. 3:15; 23:1–3 ). Кульминацией этой пасторальной сатиры служат образ наемника в речи Иисуса о добром пастыре ( Ин. 10:1–18 ) и негативная оценка Петра пастырей-пресвитеров, исполняющих свои обязанности корыстолюбиво и деспотично ( 1Пет. 5:2–3 ).

В позитивном смысле метафора пастыря используется в Новом Завете для изображения того, как пастыри и пресвитеры должны выполнять свои обязанности. При восстановлении Петра Иисус, определяя его апостольские и пастырские задачи, наставляет его пасти овец ( Ин. 21:15–17 ). Пресвитеры в церкви призываются внимать себе и всему доверенному им стаду и предупреждаются о тех, кто стремится разграбить его ( Деян. 20:28–29 ). Пресвитеры увещеваются также исполнять свои пастырские задачи охотно, из искреннего желания служить, а не из корысти, и подавать пример стаду, а не господствовать над ним ( 1Пет. 5:2–4 ).

Избранный народ как Божьи овцы. Стадом обычно называется просто группа овец ( Пс. 106:41 ; Иез. 36:37–38 ). Но по большей части стадо прямо или косвенно соотносится в Ветхом Завете с народом Израиля, особенно в псалмах ( Пс. 27:9; 67:8; 73:1; 78:13; 120:4 ), но не только ( 3Цар. 22:17 ; Иер. 13:17; 50:6 ). Связь этих овец с Богом часто подразумевается или констатируется, как, например, в образах стада или овец, руки, пажити, паствы или наследия Бога ( Пс. 94:7; 99:3 ; Мих. 7:14 ). Основной смысл здесь заключается в том, что Израиль принадлежит Богу и может с уверенностью рассчитывать на Его водительство, заботу и защиту.

Метафора людей как овец привлекает внимание к специфическим чертам овцы, которые могут быть как отрицательными, так и положительными. Как это часто случается с овцами, люди тоже блуждают, совращаясь каждый на свою дорогу ( Ис. 53:6 ; 1Пет. 2:25 ). Пассивность овец и их использование в жертвоприношениях служат подходящей метафорой гонений и мученичества ( Пс. 43:23 ; ср. Рим. 8:36 ). В стаде обычно бывают овцы, старающиеся подавить других, отталкивающие слабых от воды и пищи, затаптывающие пажити и загрязняющие воду. Все это находит отражение в нарисованной Иезекиилем картине жизни религиозной общины, в которой дела идут скверно ( Иез. 34:17–23 ).

Божья пастырская забота о конкретном человеке. В нескольких местах Бог изображается Пастырем отдельного человека, а не только людей в целом. Это привносит в образ дополнительную интонацию близости. Мы видим, например, как Бог держит жезл над овцами, входящими в загон, удостоверяясь, что каждая из них находит безопасный приют ( Иез. 20:37 ). Примечательны также места, в которых Бог показан носящим Агнцев и водящим дойных ( Ис. 40:11 ) или ищущим потерявшихся, угнанных, пораненных и слабых ( Иез. 34:16 ) – здесь показано особое внимание, которое Бог уделяет нуждающимся. Пс. 22 можно воспринимать как личное свидетельство Давида о Божьей заботе в его жизни, написанное в пастырских тонах. Обращение к Богу очень личное – «Пастырь мой» ( Пс. 22:1 ), а необычайно всеобъемлющий перечень Его дел составлен с особым вниманием к мельчайшим подробностям жизни пастыря.

Иисус тоже заявляет о пастырской заботе о каждом в стаде. Это находит яркое выражение в притче о заблудшей овце ( Мф. 18:12–14 ), в которой пастырь оставляет стадо и идет искать одну заблудшую овцу. Глубина заботы пастыря об одной-единственной овце прекрасно выражается в описании его радости, когда он находит овцу, несет ее домой на плечах и собирает друзей и соседей, чтобы рассказать им, что произошло. В притче о добром пастыре это дополняется изображением Иисуса, зовущего овец по имени, и каждая из них знает Его голос. Он знает каждую овцу в стаде, как Отец знает Его, и не только оберегает их жизнь, но и дает им жизнь вечную ( Ин. 10:3–5, 10, 14–15, 27–28 ).

Бог как Пастырь. Один из самых трогательных образов в Библии – образ Бога как Пастыря Своего народа. Впервые он появляется довольно рано, хотя его смысл не раскрывается ( Быт. 49:24 ). В одних случаях Бог просто изображается Пастырем без каких-либо пояснений ( Пс. 78:13; 94:7; 99:3 ), а в других эта Его роль связывается с водительством ( Пс. 76:21; 79:2 ), защитой ( Пс. 77:52 ), спасением ( Иез. 34:22 ) и собиранием ( Иер. 31:10 ) народа, а также с его возвращением на добрые пажити ( Иер. 50:19 ; Мих. 2:12–13 ). Классическим текстом остается Пс. 22 , где Бог изображается Кормильцем, Путеводителем и Защитником. Почти такой же известностью пользуется видение Исаии, в котором нежная любовь Бога к самым беспомощным показана в образе пастыря, носящего агнцев на руках и заботливо водящего овец, которые должны вот-вот родить ( Ис. 40:11 ).

Несмотря на нынешнюю неверность народа и его вождей, Бог знает, что наступит время, когда разрозненный остаток Израиля снова соберется вместе как стадо в безопасном загоне, а затем пройдет сквозь ворота и выйдет на место, где всего в изобилии ( Мих. 2:12–13 ). В преддверии этого Бог внимательно наблюдает за Своим народом ( Иер. 31:10 ) и заботится о нем ( Зах. 10:3 ). Народ опять будет умножаться, и Бог поставит над ним пастырей, которые будут принимать его интересы близко к сердцу и надлежащим образом заботиться о нем ( Иер. 23:4 ). В других местах все эти действия относятся исключительно на счет Бога, особенно ярко такое понимание проявляется в Иез. 34:11–16 .

Мессия как Пастырь и Агнец. Помимо общей картины Бога как Пастыря Своего народа, в Библии разрабатывается мотив, рисующий образ Мессии, ветхозаветные пророчества о Котором исполняются во Христе в Новом Завете. Как и Давид, к которому Он восходит ( 2Цар. 5:2 ; 1Пар. 11:2 ; Пс. 77:7–12 ), Мессия изображается в образе Пастыря. Иезекииль пророчествует: «А раб Мой Давид будет Царем над ними и Пастырем всех их» ( Иез. 37:24 ).

В Новом Завете Мессия прямо отождествляется с Иисусом ( Мф. 2:6 ), Который Сам метафорически говорит о Себе как о Том, Кто ищет заблудших овец и приводит их домой ( Лк. 15:4–7 ), и представляется пастырем покинутых и рассеянных овец, о которых Он заботится и которых собирает ( Мф. 6:34; 9:36; 15:24 ; Лк. 19:10 ). В Его развернутом описании «доброго пастыря» в четвертом Евангелии показана самая полная картина смысла пастырской заботы о Божьем народе ( Ин. 10:3–30 ). Это больше, чем притча, но и не просто аллегория: это «залежи образов» с богатым метафорическим содержанием. Впервые упоминается о «других овцах» помимо Израиля, то есть о язычниках. Пастырь – уже не просто действующее лицо в рассказе, а фигура, на которой построено все повествование. Впервые также появляется образ смерти пастыря за своих овец.

В результате неожиданной перестановки образов эта смерть становится смертью агнца – самого уязвимого в стаде. Иисус – не только жертвенный Пастырь, но и закланный Агнец, поэтому в Откровении Он изображается одновременно Агнцем и Пастырем ( Отк. 7:17 ; ср. Отк. 14:4 ). В других местах Откровения Он предстает просто Агнцем ( Отк. 5:6–14; 7:14; 14:1; 19:7 ). Автор Послания к евреям пишет об Иисусе как о «Пастыре овец великом» ( Евр. 13:20 ), а Петр называет Иисуса «Пастырем и Блюстителем душ ваших» ( 1Пет. 2:25 ). В видении Исаии Страдающий Раб изображается агнцем, ведомым на заклание и безгласным ( Ис. 53:7 ; цитата в Деян. 8:32 ).

Заключение. Пасторальный жанр – одна из важнейших разновидностей литературных произведений. Видное место он занимает и в Библии, но в ней меньше внимания уделяется пышным пейзажам как образу удовольствия и ухода от тягостной реальности (хотя образ злачных пажитей и тихих вод в Пс. 22:2 и идиллические пейзажи в Песни песней относятся к этой теме) и больше – работе пастыря с овцами. В библейских образах, основывающихся на взаимосвязи между пастырем и овцами, подчеркиваются забота и сострадание небесного Пастыря и зависимость людей от Бога в удовлетворении их нужд.

См. также: АГНЕЦ, ЗЕМЛЕДЕЛИЕ, КОЗЕЛ, ПАСТБИЩЕ, СТАДО.

R. Banks, God the Worker: Journeys into the Mind, Heart and Imagination of God (Valley Forge, PA: Judson, 1994);

РАЗЪЯСНЕНИЕ ПРИТЧИ О ПАСТУХЕ И ОВЦАХ

Я пастух хороший. Хороший пастух жизнь свою кладет за овец.

Наемный — не пастух, ему овцы не свои, он видит, что идет волк, бросает овец и бежит; а волк хватает и разгоняет овец.

А наемный бежит, потому что он наемный, и нет ему дела до овец.

Я хороший пастух, я узнаю своих овец, и они узнают меня.

Так же, как знает меня Отец, и я знаю Отца и жизнь свою кладу за овец.

И другие есть у меня овцы, не от одного двора, и тех мне надо вывести, и голос мой услышат, и будет одно стадо и один пастух.

За то и любит меня Отец, что я отдаю жизнь свою за то, чтобы опять получить ее.

Никто не отнимает ее у меня, но я сам по своей воле отдаю ее и могу получить ее. Эту заповедь получил я от Отца моего.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Притча эта об овцах и пастухе, уже представлявшаяся Иисусу Христу прежде, когда ему народ казался подобным овцам, разогнанным без пастуха, разъясняется Иисусом Христом теперь с трех сторон: .

1) Он говорит, что он говорил не раз, что всяких дорог много, но вход всегда один. Он говорит, что в овчарню одна дверь и из овчарни один выход на пастбище, т.е. чтобы кормиться — жить. И для жизни людей есть выход, этот выход есть разумение жизни, то, чему он учит. Всякое учение, которое не основано на разумении жизни, — ложно, и все знают это, как знают овцы, когда вор лезет через ограду.

2) Он говорит, что он вошел этой дверью и зовет людей идти за ним в эту дверь, чтобы получить жизнь. И как овцы идут за пастухом, вошедшим дверью и со знакомым им голосом, так и люди пойдут за ним. И не одни только те люди, которым он говорит теперь, но все люди; так что, как если овец свести в одно стадо, и их поведет один пастух, так и его учение соединит всех людей.

3) Он говорит: кроме того, что в овчарне овцы узнают, отличают настоящего пастуха от вора, — и в поле, на пастбище настоящий пастух отличается от наемного. Тут Иисус Христос сравнивает пастуха наемного с хозяйским сыном, пасущим отцовское стадо. Наемный убежит от волка, ему дела нет до овец, а хозяйский сын, пастух, тот не жалеет себя для овец, потому что овцы отца его. И он не бросит овец, потому что они его овцы и он их пастух и хозяин. Так и учение Моисея было учение ложное, потому что по его закону выходило воровство, грабеж и выгода для тех, кто проповедовал. По учению же Иисуса нет ни воровства, ни грабежа, и не только нет выгоды тому, кто проповедует, но, напротив, все учение его состоит в том, чтобы жизнь свою отдавать для других с тем, чтобы получить истинную жизнь. В этом состоит та заповедь Отца, которую он проповедует людям.

И опять сделался раздор между иудеями от этих слов.

Многие говорили: он бесится и сумасшествует, что вы его слушаетесь?

Другие говорили: такие речи не от бешеного, Кто бесится — не может слепым открывать глаза.

Стихи 22 и 23, говорящие о том, что был такой-то праздник зимой, тот праздник, который бывал через два месяца, вводят подробность ни к чему не нужную, тем более что речь, сказанная при этом случае, прямо продолжает то, что говорилось прежде.

(Ин. X, 24-29; Ин. XI, 25, 26; Ин. X, 30)

И вот окружили его евреи и говорят ему: до каких пор ты будешь нас мучить? Если ты Христос, скажи нам.

Отвечал им Иисус: я говорил уже вам, а вы не верите. То, как я живу по учению Отца моего, показывает вам, кто я.

А вы не верите, потому что вы не из овец моих, как я сказал вам.

Овцы мои понимают мой голос, и я признаю их, и идут за мной.

И я жизнь не временную даю им, и не погибнут в этом веке, и не отнимет никто их у меня.

Отец мой, который вручил мне их, больше всех и никто не может отнять их у Отца моего.

Я — пробуждение и жизнь. Тот, кто верует в меня, хоть и умрет, жив будет.

И всякий живущий и верующий в меня не умрет в этом веке.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Евреи умоляют Иисуса открыть им, Христос ли он. Они, видимо, страдают так, как страдали и страдают многие прежде и теперь, сомневаясь в том, что Христос есть второе лицо троицы, и боясь одинаково отвергнуть то, чему верят миллионы и исповедуют как истину веры, без которой нельзя спастись, и признать ложь за истину. Они умоляют Иисуса облегчить их душу, вывесть из мучительного сомнения. И что он отвечает им? Продолжает поговорку об овцах и говорит: что он и Отец — одно, но не отвечает на их вопрос ни да, ни нет, не разрешает их. мучительного сомнения. И не их одних, но всех нас, миллиардов людей, живших после него. Если он был Бог, то как же мог всемогущий, всеведущий, все благий Бог не знать всех тех страданий, которые примут и те евреи, и мы с миллиардом людей, мучимые сомнениями и лишенные спасения? Он не мог не пожалеть их и нас. И ему стоило только сказать: да, я Бог, и евреи и мы были бы блаженны.

Но не только Бог, если он был святой человек, но и не только святой человек, если он был просто человек, если бы он был даже злой обманщик, он, зная всю бездну зла, которое произойдет от этого сомнения, не мог не сказать тогда да или нет: да, я Христос, мессия; нет, я не мессия. Но он не сказал ни того, ни другого. И все евангелисты прямо записали это, записали именно эту жестокость его, если он был Бог, как понимает церковь; это уклонение его, если он был человек, как понимают историки. Он не сказал им ни того, ни другого, а повторил яснее, сильнее то, что он прежде говорил.

Объясняя, кто он такой, что он такое, и во имя чего он учит, и в каком смысле он Христос, избранник, помазанник Божий, и в каком смысле он не Христос, он сказал: я и Отец — одно. Он ответил все то, что мог; он не мог ответить иначе, потому что он признавал себя Христом, избранником Божиим, но не в том смысле, в котором понимали слово Христос, мессия иудеи. Если бы он сказал им, что он Христос, они бы поняли в нем пророка, царя, но уже не могли бы понять того, чем он исповедовал себя, человеком, вознесшим в себе разумение жизни для того, чтобы освятить во всех других это разумение. Если бы он сказал им, что он не Христос, они бы лишены были того истинного блага, которое он проповедовал людям, и это была бы неправда, потому что он чувствовал себя Христом, избранником Божиим. Он сказал им прежде, что он пришел от пославшего его Отца, что он только творит волю этого Отца, что он только пастух, указывающий дверь овцам, что он дает жизнь вечную тем, которые верят ему, и что Отец людей — Бог ведет их к нему, и что он и Отец — одно, т.е. что он — разумение.

И вот опять взялись за камни евреи, чтобы побить его.

Сказал им Иисус: много показал я вам добрых дел Отца моего, за какое же дело из всех вы хотите побить меня каменьями?

И в ответ сказали ему иудеи: не за доброе дело мы побьем тебя, но за кощунство, за то, что ты, будучи человек, делаешься Богом.

И отвечал им Иисус: разве не написано в законе вашем: «Я, Бог, сказал: вы боги»?

Если он назвал богами тех, к кому говорил, и писание не может нарушиться,

то тому ли, кого Отец любил и послал в мир, вы говорите: «кощунствует», за то, что я сказал, что я сын Бога?

Если я не делаю того же, что Отец, не верьте мне.

Если же делаю то, что Отец, так не мне верьте, делу верьте, тогда поймете, что Отец во мне и я в нем.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Иисус говорит, что он — Христос, в том смысле, что он в себе имеет разумение — одного Бога, которого мы зЧ1аем, и что потому он и Бог — одно.

Иудеи хотят убить его. Он говорит, за что: разве разумение произвело что-нибудь дурное? Дела этого разумения, дела Отца, разве были дурны? За что же бить? Они говорят: ты кощунствуешь, называя себя Богом. И он говорит им: что же тут кощунственного? в нашем писании сказано: вы боги; сказано это в псалме 81-м, где Бог упрекает сильных мира, творящих неправду. Там сказано: «они не знают, не разумеют, во тьме ходят. Я сказал: вы боги и сыны всевышнего Иеговы». Так что же, если нечестивые, угнетающие люди в писании, которому вы веруете, названы богами, то как же про меня, исполняющего волю Бога, вы говорите, что я кощунствую, говоря, что я сын Божий! Если мои, Иисусовы, дела дурны, осуждайте их, но дела Божий, если они от меня происходят, верьте, что они от Отца. Делая дела Божий, я в Отце и Отец во мне.

(Ин. XI, 25, 26; Ин. X, 39-42; Мф. XVI, 13-16; Ин. VI, 68; Мф. XVI, 17, 18)

И сказал Иисус: учение мое — учение пробуждения и жизни. Тот, кто верит в мое учение, если и умрет, будет жить.

И тот, кто, живя, верит в мое учение, — не умрет.

И обдумывали иудеи опять как бы его осилить. И он не поддался им.

И пошел опять за Иордан в то место, где прежде Иоанн крестил. И остался там.

И многие отдались его учению и говорили, что Иоанн доказательства не дал, но все, что сказал об этом, было верно.

И многие там поверили в его учение.

И пошел Иисус в деревни Кесарийские, Филипповы, и спросил учеников и сказал: как понимают люди про меня, что я сын человеческий?

Они сказали: одни понимают, как Иоанна Крестителя, другие, как Илию, еще иные, как Иеремию, или как одного из пророков.

И он сказал им: а вы как обо мне понимаете?

И в ответ сказал ему Семен, по прозванию Камень: ты Христос, сын Бога живого.

В тебе слова вечной жизни.

И в ответ сказал ему Иисус: счастлив ты, Семен, сын Ионин, потому что не смертный открыл тебе это, но Отец мой Бог.

И я тебе говорю, что ты камень, и на том камне построю я мое собрание людей, и смерть не одолеет это собрание людей.

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Семен понял вполне то, что говорил о себе Иисус Христос, и вполне выразил это. Он сказал: ты то, что ты говоришь, в тебе слово жизни, ты сын жизни, твое учение — жизнь.

И Иисус говорит ему: блажен ты потому, что не от меня смертного ты понял, но отдуха Божия. Теперь, когда основа твоя не смертное, не мои слова, не мое пророчество, но разумение Бога — ты тверд, и на этом разумении только оснуется истинное соединение людей.

Тогда он различил ученикам, чтобы они никому не говорили, что сам он Христос.

. значит разделить, различить; растолковать — будет слишком слабо. На каком основании слово это переводится «запретил», можно понять только потому, что смысл этого стиха, самого важного, совершенно потерян, как будет видно далее. Иисус сказал Петру, что он признал верно его Христом в смысле сына Бога живого, и прибавил: верно потому, что ты не во мне, Иисусе смертном, искал моих прав, а в духе Божием, и сказал о том, что на таком понимании только может основаться собрание людей; говорится, что после этого он растолковал ученикам, в каком смысле он Христос, затем, чтобы они уже больше не впадали в ошибку, говоря, что он, смертный Иисус из Назарета, есть Христос.

Ведь это ужасно! Иисус говорит всеми возможными способами выражения о том, что он человек, как все, и все люди — такие же люди, как он; но он проповедует учение о духе и сыновности Богу живому,—учение, которого нельзя иначе выразить, как словами Иисуса. Он проповедует это учение. Все понимают его навыворот, понимают, что он делает себя Богом. Он убивается, говорит, что не я Бог, а вы все Боги, что я человек, спасаюсь Богом, который во мне, что этот Бог в каждом человеке есть единый Христос, что другого не будет, и никто не хочет понять его. Одни кричат: сын Давида, признают его только Богом и поклоняются ему; другие признают его только человеком и хотят распять его за то, что он называет себя Богом. Наконец, ученик Симон Петр понимает его, и он подразделяет и толкует ученикам, что не следует считать его, Иисуса, Христом.

Эту самую фразу переписывают с маленькой переменой, и выходит, что он для чего-то не велел никому говорить, что он Иисус Христос.

Ушами не слышат и глазами не видят.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Оглашение 82 О попечении о духовных овцах, о бегстве наших братий и об осторожности в нашей жизни по Богу

Оглашение 82 О попечении о духовных овцах, о бегстве наших братий и об осторожности в нашей жизни по Богу Братия и отцы. Может ли оставаться спокойным кормчий, когда он находится в море, направляя свой корабль по ветру, или хороший пастух, когда он чувствует, что за его

О чуде Божием, совершившемся на румынском пастухе

О чуде Божием, совершившемся на румынском пастухе Это случилось в румынском селе Маг- ловит. В нынешних газетах пространно и витиевато пишется о крестьянине Петра- ке Лупе, полтора десятка лет пасущем чужих овец, человеке женатом, имеющем ребенка. Он был совсем глухой и

"Различение и разъяснение терминов" [314] .

"Различение и разъяснение терминов" [314]. Ревнителям и защитникам истинных догматов необходимо различение и разъяснение терминов (covdrv), с которыми по большей части обращаются философы. Ибо многие из, тех, кто полагает, что они мудры, не обладая точным знанием о них (терминах

592. Разъяснение по духовной жизни. О выездах

592. Разъяснение по духовной жизни. О выездах Христос воскресе! Желаю вам полного воскресенья в духе. То, что вы испытывали в прошлый пост - начатки этого воскресения. Господь посещал вас и мир водворял в духе. Это Он начинает обитель Себе строить в сердце вашем, или только

Разъяснение процесса медитации

Разъяснение процесса медитации Учения третьего поворота также показывают нам, что должно быть подтверждено в нашей медитации, а что должно быть отвергнуто. Согласно системе шентонг, две истины не обеспечивают достаточную базу для пути, потому что они не делают этого

3. Гипотеза о пастухе

3. Гипотеза о пастухе Гипотеза о пастухе предполагает три главных персонажа: царя Соломона, сельского пастуха и молодую девушку — Суламиту. Девушка и молодой пастух влюблены друг в друга. Царь Соломон разными способами старается добиться ее привязанности, но не

1. Разъяснение (ст. 15, 16)

1. Разъяснение (ст. 15, 16) Противопоставляя учение иудаистов об оправдании по делам и апостольское учение об оправдании через веру, Павел отрицает первое и утверждает

РАЗЪЯСНЕНИЕ ИИСУСОМ ЗНАЧЕНИЯ ИОАННА

РАЗЪЯСНЕНИЕ ИИСУСОМ ЗНАЧЕНИЯ ИОАННА Мф. XI, 2. (Лк. VII, 19.) Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своихИоанн в тюрьме услыхал про дела Иисусовы 1 и чрез учеников 2 сказал ему:Мф. XI, 3. (Лк. VII, 19.) сказать ему: ты ли тот, который должен прийти, или

Притча о хорошем пастухе

Притча о хорошем пастухе Тогда Возвышенный сказал: «Бхикку, есть одиннадцать качеств, обладая которыми пастух непригоден к тому, чтобы пасти стадо скота и приносить ему пользу. Какие же это одиннадцать?»– В этом деле, о бхикку, если пастух не знает форм, если не обладает

Притча о хорошем пастухе

Притча о хорошем пастухе Тогда Возвышенный сказал: «Бхикку, есть одиннадцать качеств, обладая которыми пастух непригоден к тому, чтобы пасти стадо скота и приносить ему пользу. Какие же это одиннадцать?»– В этом деле, о бхикку, если пастух не знает форм, если не обладает

Шри Шри Брахма-самхита-пракашини Разъяснение

Шри Шри Брахма-самхита-пракашини Разъяснение Слава Шри Шри Гуру и Гауранге!Ом Вишнупада Шрила Саччидананда Бхактивинода Тхакур(Предисловие к его бенгальскому переводу и комментариям)С великим тщанием Господь Брахма собрал (составил) эту драгоценную «Шри

1. Разъяснение основных понятий

1. Разъяснение основных понятий 1.1. Определение философии. Что такое "еврейская религиозная философия"? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала постараться понять, что такое вообще философия. Почему, например, мы не называем философией такую мудрую книгу, как

РАЗЪЯСНЕНИЕ ПРИТЧИ О ПАСТУХЕ И ОВЦАХ

РАЗЪЯСНЕНИЕ ПРИТЧИ О ПАСТУХЕ И ОВЦАХ (Ин. X, 11-18)Я пастух хороший. Хороший пастух жизнь свою кладет за овец.Наемный — не пастух, ему овцы не свои, он видит, что идет волк, бросает овец и бежит; а волк хватает и разгоняет овец.А наемный бежит, потому что он наемный, и нет ему дела

Читайте также: